Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

К фон Мекк в Сырокоренье-2. 8 февраля 2019 г.

Почти шесть месяцев назад мы открывали для себя историю удивительной женщины Надежды фон Мекк . И за эти несколько месяцев к её истории добавилось несколько фактов. Но обо всём попорядку. Ведь это не просто история, а поход средь зимы к единственному в мире знаку, увековечившему память покровительницы Петра Ильича Чайковского. Смоленская область, село Сырокоренье.

Погода сегодня как раз для таких длинных зимних переходов. Солнечная и безветренная.


Очень мало информации о детстве Надежды Филаретовны. Да и детства у неё, по сути, не было. Ведь отдали её замуж за Карла фон Мекка в 15 лет. Удалось выяснить, что на самом деле Надежда родилась не в самом Сырокоренье, а в маленьком сельце Знаменское, что на речушке Колозня. Колозня впадает в Хомутовку. Хомутовка в Присмару. Присмара в Десну и далее в Днепр. На место, где стояло Знаменское, мы обязательно сходим. А пока смотрим на одиного пернатого. Он так и не тронулся с места, пока я проходил мимо него.

На земле Челищевых, на правом берегу речки Хомутовки (Колозни) располагалось сельцо Знаменское. В этой усадьбе прошли детские и девичьи годы Надежды Филатеровны Фроловской, в замужестве фон Мекк.
     По ее словам семья была в родстве с известнейшими на Смоленщине фамилиями Челищевых, Потемкиных, Лесли, Энгельгардтов. Фамилия рославльских Фроловских проходит по 3-й части родословных книг. Отец - Филарет Васильевич играл на скрипке, был страстным поклонником серьезной музыки и это его качество перешло к дочери. От матери, Анастасии Дмитриевны Потемкиной, Надя унаследовала склонность к решительности и активной деятельности, может быть, еще и потому, что в ней была «военная косточка» предков. Ее дед по матери Дмитрий Демьянович и прадед Демьян Денисович Потемкины были офицерами - полковниками полка смоленской шляхты, любимый брат Александр тоже был военным в чине штабс-капитана. Фроловским принадлежало 1450 десятин земли.
    Надежда Филаретовна 16-ти лет (1848 г.) вышла замуж за инженера путей сообщения Карла Федоровича (Карла Отто Георга) фон Мекка, который работал начальником участка строящегося шоссе Москва - Варшава, проходившего через Рославль. Для главной и участковой контор, а также квартир для специалистов в городе были сняты «домы». Очевидно, молодой инженер жил в одном из них с женой. В продолжении супружеской жизни они имели 11 детей, четверо старших: Елизавета, Александра, Владимир и Юлия родились в Рославле. В 1850 г. строительство было закончено и в конце 1853-нач. 1854 гг. супруги покинули родину жены и переехали в Москву.
    Служебной зарплаты не хватало, а семья росла и переживала период самой настоящей нужды. Надежда Филаретовна была матерью, нянькой, портнихой, секретарем мужа, учительницей. Надо было искать выход. Карл Федорович - талантливый инженер, вступил в общество Саратовской ж. д. и стал одним из подрядчиков строительства участка железной дороги Москва - Коломна, а затем единоличным строителем участка Коломна - Рязань. Дело оказалось прибыльным и им удалось разбогатеть, так как тогда, в этом новом деле, у предпринимателей еще не было конкурентов.


Дорога очень скользкая.

Снег покрыт очень красивой, блестящей корочкой.

Присмара. Лёд на ней трещал так, что казалось, будто огромный великан разминает свои ножищи на ней.

Оставшись богатой вдовой, Надежда решила, что пришло её время подарить творческую свободу хорошим музыкантам. В расходных книгах семьи фон Мекк появилась постоянная статья-помощь музыкантам. Она оказывала поддержку Русскому музыкальному обществу и Московской консерватории, дала приют в своём доме музыканту Генриху Венявскому, смертельно заболевшему во время гастролей по России. Немалую роль Надежда Филаретовна сыграла и в судьбе французского композитора Клода Дебюсси.
     Зимнее Сырокоренье.


Семейство фон Мекк около 1875 года. Баронесса Надежда Филаретовна (слева) держит на руках младшую дочь Людмилу (Милочку). У супругов было 18 детей (между 1848 и 1872 гг.), из которых выжило только 11. На фото в центре в белой шляпе Владимир, один из любимых сыновей баронессы.

Творческие в этом селе люди живут.

В ноябре 18-го года я узнал, что в Москву приехала голландская прапраправнучка Надежды Надя Виллемс.

" – Надежда фон Мекк – моя «урмудер» (oermoeder), это специальное слово, означающее прямое родство по женской линии через пять поколений, – объясняет Надя Виллемс. – Я – Надежда Йоханна Мария Виллемс-Радсен, потом моя мама – moeder – Елизабет Йоханна Либертине Радсен-Тилениус Краутхофф, затем бабушка – grootmoeder – Йоханна Мария Бссе Ван дер Борх тот Верволде, прабабушка – overgrootmoeder – Хелена Мария фон Лёвис оф Менар, прапрабабушка – betovergrootmoeder – Лидия фон Мекк и прапрапрабабушка – oermoeder – Надежда фон Мекк. Меня назвали в её честь.
 ;    – Надежда Филаретовна упоминала о своей дочери Лидии в переписке с Чайковским. «Вы знаете, дорогой мой, что Лида прелестно поёт; у неё, кроме чудесного серебряного голоса, есть и полное уменье владеть им, и отличная школа, и вчера я наслаждалась целый вечер её пением...»
     – Да, дочь Лидии вышла замуж за нидерландского барона Ван дер Борх тот Верволде, они жили в замке Ворден. Моя мама родилась в этом замке. Больше он не принадлежит нашей семье. Мой старый дядя его продал, поскольку не мог содержать.
     Я, кстати, тоже сейчас читаю переписку Надежды фон Мекк и Чайковского в переводе на голландский. Эта книга всю жизнь стояла у нас дома, но раньше я в неё не заглядывала."

К памятнику в честь Надежды сейчас не подойти. Снега вокруг по пояс.

  Памятник под Рославлем поставлен был старанием и упорством местного краеведа Сергея Сергеевича Иванова и его супруги, работницы краеведческого музея. Эти люди документально установили местоположение родового гнезда Надежды Филаретовны, усадьбы Фраловских, где 175 лет назад, 28 января (ст. стиля) 1831 года она родилась. Здесь, на окраине деревни со странным названием Сырокоренье (ныне Новоселки) прошло ее детство, здесь выдавали ее замуж за инженера Карла фон Мекка, начальника участка строительства шоссе Москва-Варшава, проходившего в этих местах.Неизвестно, какие чувства испытывали приглашенные немногие потомки Надежды Филаретовны, когда инициатор увековечения этого места С.С. Иванов вел, опираясь на палку, экскурсию по... поросшим бурьяном канавам, и показывал: «Здесь была кухня Фраловских, здесь вход в усадьбу, а там, где яма - хранилище продуктов и погреб...» Но, безусловно, вид этих рытвин на краю деревни, едва различимых в темноте кустов, и остатки фундаментов не могли оставить равнодушным никого.
Я написал письмо в музей в надежде, что удастся поговорить с Надей Виллемс. Ответ пришёл с номером музейного телефона. Я позвонил, и там мне опять посоветовали написать письмо с вопросами, хотя сразу предупредили, что о Надежде фон Мекк в музее, посвящённом Петру Ильичу Чайковскому, практически ничего нет.
     Не оставлю поисков информации о детских годах Нади.
     И мой путь лежал уже в обратную сторону. Вот Городецкий карьер.


В глухом лесу - таинственный снеговик.



Скоро весна.

    Однажды, через три года знакомства фон Мекк задала Чайковскому неожиданный вопрос: «Вам хотелось бы, чтобы вам памятник поставили?.. Я заглянула в себя и спросила себя о том же; хотя я вполне ограждена от такого величия, но тем не менее я почувствовала такое неудовольствие, такое отвращение, представив себе свою фигуру или свой бюст, торчащий на каком-нибудь пьедестале с непрошеною надписью о таких-то деяниях, что обрадовалась ужасно сознанию того, что ведь мне такая опасность никогда не угрожает» (Аркашон, 7 авг. 1880 г.). Власти, конечно, не могли знать и читать этих строк фон Мекк, но делали все, чтобы следов ее на земле было поменьше.

И ещё несколько слов от внучки Надежды фон Мекк.
    "Не так давно я закончила фотопроект «Надежда» – в память о моей русской прапрапрабабушке. Мне было интересно понять свои корни, увидеть их и показать через фотографию. К сожалению, портрет Надежды фон Мекк кисти какого-нибудь известного художника найти не удалось. Может быть, таковой и существует, но хранится в чьей-то частной коллекции, узнать об этом не так просто. Есть только чёрно-белое фото. А поскольку проект я задумала как серию портретов, я разыскивала картины того времени, на которых были бы дамы в красивых нарядах и украшениях. Я фотографировала их, а затем воссоздавала, снимая своих современниц в костюмах и украшениях, которые делала сама из того, что удавалось найти в антикварных магазинах. Но мне хотелось не только как можно точнее воссоздать русские женские образы XIX века, но заложить в свои работы послание из времени моего детства. Я росла в 80-е, была «холодная война», и здесь, на Западе, мы считали, что для русских джинсы – это символ свободы. Поэтому на моих портретах под прозрачными юбками можно разглядеть джинсы. Однажды я обязательно поеду в Россию. (Смеётся.) Мои родители бывали в Санкт-Петербурге. Был ноябрь, лежал снег, и мама сказала, что это была волшебная зимняя сказка, только очень скользко."
     Надеюсь, что когда-нибудь Надя Виллемс окажется в неприметном селе Сырокоренье и поклонится единственному памятнику своей знаменитой прапрапрабабушки.


Tags: история, память, смоленщина
Subscribe

Posts from This Journal “память” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments