Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

Армейская история перед исчезновением СССР-4. Легница.

   Почти тридцать лет назад самыми главными были радиоволны. От самой маленькой частоты до такой степени, что они были опасными для человека, до волн длиной до 10 километров. Им не позволяли гулять самим по себе. Всё было регламентировано и слушалось своих особых радиозаконов. А над всем этим, а именно - военными радиоволнами - восседали мы, радиотелеграфисты службы безопасности связи. Вот такую редкую военную специальность довелось нам получить.
     В ноябре 1987-го года за пятерыми из нашей роты приехал немногословный старший прапорщик Сугак. Шереметьево, ТУ-154, военный аэродром в западной Польше, ГАЗ-66... И вот мы на третьем этаже бывшей немецкой казармы, где в годы Второй мировой находились курсанты люфтваффе. Только краска наша на стенах.
     Нас уже ждали. И первый возглас был: "Пупы приехали!" Да, мы оказывается стали "пупами". Второй период службы. Ну что поделаешь, будем полгода пупами, а там предстояло стать вольной птицей "фазаном".
     Вот он, самый рассдник махровой дедовщины. Только десять процентов личного состава занималась контролем связи. Остальные были водителями машин связи и спортсмены-радисты. Безделье вынудило этих детей придумать себе виртуальный мир, где они стали царями горы - дедами. И было такое чувство, что лично писатель Юрий Поляков научил их всем правилам, что были описаны в его знаменитой книге "Сто дней до приказа".
     Каждого деда должны были знать по имени отчеству. Место и время рождения. И особо мне в память запал узбек Равшан Раймджанович. Серьёзный усатый аксакал, занимавшийся стенгазетой. Мне повезло сразу, стенгазетой стал заниматься теперь я. На огромном куске ватмана создавались статьи и рисунки. И мне это нравилось. Лишь бы лишний раз не попадаться на глаза бездельников.
     На следующий день меня вызвал командир части. Усадил напротив себя, помолчал и молвил: "Чем же ты так, рядовой, насолил капитану Иевлеву?" Я честно признался. Командир улыбнулся и достал мою служебную характеристику: " Читай". И была там фраза:"Идеологически неустойчив". Вот так капитан! Всё-таки подшутил он надо мной. И мне оставалось только молчать. "Ничего страшного," - сказал командир. -"Служи и всё будет хорошо." Так в итоге и оказалось. Только хорошие люди попадались мне на пути. Даже если это был злючий "дед", удавалось оставаться сами собой.
     Шесть часов смены за радиоприёмниками. Шесть часов отдыха. Четыре часа сна ночью. В таком режиме стали мы служить. На Новый год сделали спектакль. Провели несколько игр "Что?Где?Когда?". Играл я один против шестерых. Офицеры наши были заняты решением материальных проблем. Польская предприимчивость и советский дефицит делали своё дело. Всё продавалось и покупалось. Ну а мы выживали и были рады маленьким лучикам свободы, что иногда до нас доходили.
     Десять часов вечера. Отбой. В полной темноте:
- Пупы.
В ответ:
- Мы.
- Сколько? (дней до дембеля)
- 180
- Рыбы?
- 2 метра 40 сантиметров.
- Сахара?
- 2 килограмма 100 грамм.
     И так дале по списку. Каждый вечер мы высчитывали пайку всех продуктов, оставших до дембеля. Учитили наизусть. И лучше не думать о том. что ошибёшься. Ещё с нас требовали историй. Оказалось, что за истории ответственен я. Начал с историй, и когда они закончились, начал рассказывать сказки. Помогла то, что младшему брату Ване я рассказывал придуманные сказки. Деды слушали, пока не засыпали.
     Очень хотелось увидеть мир, окружающий нашу военную. Древний немецкий город Лигниц, ставший после войны польской Легницей. Увольнений не было абсолютно. Только если ты выходишь с офицером по его нуждам. И когда такие моменты случались, получал огромное удовольствие.
     Женя Молвичев. Добрый, спокойный парень. Он призывался из Мурманска. Написал письмо другу, где предстал пред его очами крутым десантником, спасющим мир от врага. Забыл листок в ленинской комнате. Листок нашёл офицер и зачитал пред всеми, не забыв назвать фамилию и пообещав сделать всех нас в наказание десантниками. Целую неделю мы бегали с полной выкладкой средь польских садов, где польские тётушки норовили накормить нас яблоками и ягодами. Деды за это Женю методично избивали. Всё тело ниже шеи было синим. Так видели выполнение своего долга офицеры. До исченовения Союза оставалось три года.
     Вадик Скоморохов. Он был родом из Тульской области. Таких людей я больше не встречал. Он был запуган миром, в котором оказался. Он даже ходил чуть боком. Он не мог отвечать без дрожи в голосе. И он был водителем. Но когда его ЗИЛ буквально выпрыгнул из гаража, стал ходить только в наряды. У него была абсолютная память. Он помнил наизусть все книги, что прочитал. Он помнил учебник по автоделу. А ещё у него обнаурижились способности пародиста. Наступала ночь. Ему ложили коврик под ноги. Он становился в центре спальни и начинались заказы. "Майор Ищенко!" И в темноте мы слышали голом майора. Как-то попросили изобразить младшего сержанта Чубукова. Чубукова мы услышали, и стоял такой хохот, что настоящий Чубуков обиделся на Вадика, полез на него с кулаками.
     На этой фотографии я через несколько месяцев пребывания в Легнице. Нас специально водили в фотоателье. И я опять впитывал и запоминал другой мир.

Tags: Армия
Subscribe

Posts from This Journal “Армия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments