СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск. (kirlish) wrote,
СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск.
kirlish

Спас-Загорье. 30.01.16.

    Эх!.. Красота! Сегодня в очередной раз опробовали "машину времени". Пришлось с опаской вести её по дороженьке гололёдной.
    Зима пока решила отойти в сторонку, только и дивит нас своими проделкам.




   Село Спас- Загорье. Десятки раз, проезжая, читали название села. И не раз видели с дороги, как вечером вдалеке, когда солнце катилось за горизонт, его последние лучи высвечивали за избами яркое золото... Белокаменный, летящий, как парусник, храм. Мимо текла река Протва. За высоким лесом прятался город Обнинск с его первой в мире АЭС. И всегда давали себе обещание: "Заедем!"

      Но сперва всё увидим глазами героев из произведения Б. Акунина "Квест". Глазами Фандорина Соломона. И здесь - совсем небольшой отрывок из романа.
      "...Найти деревню оказалось нетрудно. Железнодорожный сторож сказал доктору: «Ступай, мил человек, вона на ту звезду. Она тебя к реке Протве выведет. А дальше все бережком, бережком." Так и сделали. Взяли курс на звезду, которую Норд идентифицировал как Альдебаран, потом шли берегом идиллической речушки, где покачивался под ветром сухой камыш и квакали лягушки. Айзенкопф волок свой тяжелый чемодан, жалуясь, что никто ему не помогает. Но Гальтон, словно охотничий пес, который взял верный след, быстро шагал вперед и не оборачивался. Он даже не притронулся к станционным бутербродам. Они были завернуты в бумагу, положены в саквояж и забыты.
— Скорей, скорей! — покрикивал доктор на спутников.
Горизонт начинал сочиться светом. Первый же луч солнца, прочертив по долине идеальную прямую, зажег посреди темного поля искру.
— Смотри, это колокольня! — воскликнула Зоя.
Над укутанной в темноту землей сиял ало-золотой крест. Это несомненно и был Спас-Преображенский храм.
      В Загорье еще спали, что было кстати. Странная троица вызвала бы у деревенских любопытство, а то и настороженность. У околицы, правда, встретился пастух, выгонявший в луга десяток костистых коров. Он почтительно посмотрел на людей в кожаных доспехах.




        Дальнее мерцание креста и предвкушение открытия взволновали Гальтона, он был заранее готов восхититься чудесным храмом, но вблизи церковь выглядела неказисто. Размерами не впечатляла, стены были грязно-белые, синие купола облезли, а на первом этаже висела большая жестяная вывеска «Колхозная столовая».

        Каменная лестница, ведущая во второй ярус церкви, была самым парадным элементом постройки. Вероятно, в прежние времена по этим широким ступеням поднимались пышные свадьбы, а в Престольные праздники златоризные попы торжественно начинали отсюда крестный ход, но теперь церковные врата были наглухо закрыты и покрыты ржавчиной, а из щелей меж камнями лезла трава.

        Между стенкой и ступенью зачем-то проложен старый кирпич, словно узкая заплата. А нельзя ли его вынуть?
     Щели были плотно забиты слежавшейся пылью и грязью. Гальтон достал складной нож, начал прочищать пазы. Сначала дело шло со скрипом (и препротивным), но чем глубже проникало острие, тем легче оно двигалось. Кирпич то ли вовсе не был прихвачен раствором, то ли раствор давным-давно утратил цепкость. Через минуту-другую вставку уже можно было пошевелить. Норд замычал от нетерпения, заработал ножом с утроенной скоростью.
     Поддел лезвием кирпич, подцепил ногтями. Под ступенькой открылась прямоугольная впадина глубиной в полфута.
— Сюда! Сюда-а-а-а!!! — закричал Гальтон. — Нашел!!!.."


       И ещё - немного о истории церкви.
      Каменный храм построен в 1614 г. князем Б.М. Лыковым-Оболенским, который восстановил Свято-Пафнутьев Боровский монастырь после разорения 1610 г. Сохранилось описание: «Село Спасское, а в нем церковь каменная во имя Преображения Господня, да придел каменный же во имя Покрова Пресвятыя Богородицы. С 1920 г. в нижнем храме богослужения не совершались - местный колхоз разместил в нем свои склады, а потом и столовую. В 1937 г. закрыт был и верхний храм. Священник Ласкин Николай Александрович арестован по обвинению в антисоветской агитации и расстрелян на Бутовском полигоне 3 декабря 1937г. После войны, в 1947 году Совет по делам Русской Православной Церкви зарегистрировал общину и передал ей здание храма. Первый послевоенный настоятель, архим. Никандр, оставил глубокий след в духовном облике Спас–Загорского Преображенского храма. Отец Никандр (в миру Николай Николаевич Николаев) по специальности был врачом, причем, по воспоминаниям людей, знавших его, очень талантливым. До революции он был фельдшером в армии. События Великой отечественной войны застали его уже в священном сане на Украине в селах, где ему пришлось окормлять несколько приходов. Потом он служил в Белоруссии, в селах, попавших под контроль партизанских отрядов, которыми руководил Ковпак. Районы, контролировавшиеся партизанами, были очень велики, это были почти «партизанские республики» в тылу у немцев. И отец Никандр фактически стал партизаном, прежде всего, как полковой врач. Часто партизаны приезжали за ним, завязывали ему глаза и перевозили туда, где нужна была помощь. Он оперировал, спасая людские жизни. После войны о. Никандр короткое время жил в Псково–Печерском монастыре. В 1947 году он, в сане игумена, был назначен настоятелем тогда закрытого храма в честь Преображения Господня в с. Спас–Загорье. Здесь тоже пригодились воля, настойчивость и прямота о. Никандра. На бумаге храм был передан Церкви, но его еще нужно было отвоевать, ведь, на самом деле, он использовался как склад мелкой сельхозтехники, в алтаре был ссыпной пункт, хранилось зерно. Пришлось выкатывать машины и прямо на улицу выбрасывать зерно. Храм убрали силами всех верующих.







    Эти 600 км. пути были для нас такими лёгкими и светлыми! А во глубине лесов в это время одиноко спал отстрелявшийся именно в этот необычный день салют!..
Tags: Спас-Загорье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments