СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск. (kirlish) wrote,
СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск.
kirlish

Хатынь.

В 1977 году мы с родителями ехали в Хатынь. Серый, пасмурный день. Пустынная дорога. Что запомнилось ребёнку, который учился во втором классе? Звук колоколов в деревне, которой не существовало, и памятник - мужчина с мальчиком на руках... Моя первая учительница Лидия Игнатьевна встретила войну подростком. И наше воспитание было из первых уст. Так горько было слушать её. Мы знали, что жителей деревни сожгли фашисты.
Прошло девять лет. Весна 1986 года. Я заканчивал школу. Заботы перед выпускными экзаменами. А ещё авария на Чернобыльской, которая задела и наш Смоленский край. Тогда краем уха услышал новость о суде в Минске над фашистским полицаем Василием Мелешко. Слух коробило не немецкое имя.
     Потом ещё одно имя - Григорий Васюра. Информации по сути не было. И на целых 16 лет я забыл.

    И вот через 25 лет мы снова в Хатыни. Совсем недалеко от трассы Минск-Витебск. Кругом - лес и тишина.

Как только стало известно, что в Хатыни зверствовали украинские полицаи, дверь в зал суда плотно закрыли, журналистов удалили. Первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Щербицкий специально обратился в Центральный комитет партии с просьбой не разглашать информацию об участии украинских полицаев в зверском убийстве мирных жителей белорусской деревни. К просьбе тогда отнеслись с "пониманием". Но правда о том, что Хатынь уничтожили украинские националисты, перешедшие служить в 118-й специальный полицейский батальон, уже стала гласной. Факты и подробности трагедии оказывались невероятными.
    Мы стояли в маленьком музее, с комком в горле и оцепенением смотрели документы из далёкого времени. Не было злобы. Была горечь от знания, а с небес на нас смотрели убиенные жители Хатыни.


Утром 22 марта 1943 года на пересечении дорог Плещеницы - Логойск - Козыри - Хатынь партизаны отряда "Мститель" обстреляли легковую машину, в которой ехал командир одной из рот 118-го батальона охранной полиции гауптман Ганс Вельке. Вельке, любимец Гитлера, чемпион Олимпийских игр 36-го года. Вместе с ним были убиты еще несколько полицейских-украинцев. Устроившие засаду партизаны отступили. Полицаи вызвали на подмогу спецбатальон штурмбанфюрера Оскара Дирлевангера. Пока немцы ехали из Логойска, была арестована, а через некоторое время расстреляна группа местных жителей-лесорубов. К вечеру 22 марта каратели по следам партизан вышли к деревеньке Хатынь, которую и сожгли вместе со всеми ее жителями. Одним из тех, кто командовал расправой над мирным населением, был бывший старший лейтенант Красной Армии, попавший в плен и перешедший на службу к немцам, к тому времени - начальник штаба 118-го украинского полицейского батальона Григорий Васюра. Да, именно тот Васюра, которого судили в Минске, на закрытом процессе.

Из показаний Остапа Кнапа: "После того как мы окружили деревню, через переводчика Луковича по цепочке пришло распоряжение выводить из домов людей и конвоировать их на окраину села к сараю. Выполняли эту работу и эсэсовцы, и наши полицейские. Всех жителей, включая стариков и детей, затолкали в сарай, обложили его соломой. Перед запертыми воротами установили станковый пулемет, за которым, я хорошо помню, лежал Катрюк. Поджигали крышу сарая, а также солому Лукович и какой-то немец. Через несколько минут под напором людей дверь рухнула, они стали выбегать из сарая. Прозвучала команда: "Огонь!" Стреляли все, кто был в оцеплении: и наши, и эсэсовцы. Стрелял по сараю и я".
    Из показаний Ивана Петричука: "Мой пост был метрах в 50 от сарая, который охранял наш взвод и немцы с автоматами. Я хорошо видел, как из огня выбежал мальчик лет шести, одежда на нем пылала. Он сделал всего несколько шагов и упал, сраженный пулей. Стрелял в него кто-то из офицеров, которые большой группой стояли в той стороне. Может, это был Кернер, а может, и Васюра. Не знаю, много ли было в сарае детей. Когда мы уходили из деревни, он уже догорал, живых людей в нем не было - дымились только обгоревшие трупы, большие и маленькие... Эта картина была ужасной. Помню, что из Хатыни в батальон привели 15 коров".
    13 мая Григорий Васюра возглавлял боевые действия против партизан в районе села Дальковичи. 27 мая батальон проводит карательную операцию в селе Осови, где было расстреляно 78 человек. Далее операция "Коттбус" на территории Минской и Витебской областей - расправа над жителями села Вилейки, уничтожение жителей сел Маковье и Уборок, расстрел 50 евреев у села Каминская Слобода. За эти "заслуги" гитлеровцы присвоили Васюре звание лейтенанта и наградили двумя медалями. Когда сотрудники КГБ нашли и снова арестовали преступника, он уже работал заместителем директора одного из совхозов на Киевщине. В апреле 1984 года был даже награжден медалью "Ветеран труда". Каждый год его поздравляли пионеры с 9 Мая. Он очень любил выступать перед школьниками в образе настоящего ветерана войны, фронтовика-связиста и даже именовался почетным курсантом Киевского высшего военного инженерного дважды Краснознаменного училища связи имени М.И. Калинина - того, что окончил до войны.
Как сложились судьбы выживших жителей Хатыни?
       Владимир Антонович Яскевич (род.  в 1930 г.) воспитывался в Плещеницком детдоме.
      Окончил профессионально-техническое училище, прошел путь от токаря до мастера цеха Минского автозавода. В 1993 году ушел на пенсию и переселился в деревню Козыри Логойского района. Умер в 2008 году.
     Софья Антоновна Яскевич (по мужу — Фиохина, род. в 1934 г.) воспитывалась в Плещеницком детдоме.
     Окончила Брестское училище связи № 15. Работала телеграфисткой на одном из почтовых отделений Минска. Сейчас на пенсии, имеет двух сыновей и внучку.
Виктор Андреевич Желобкович (род. в 1934 г.) воспитывался в Плещеницком детдоме.
      Окончил профессионально-техническое училище по специальности формовщик-литейщик. Работал на Минском станкостроительном заводе. Закончил вечернее отделение Белорусского политехнического института по специальности инженер-механик. С 1976 года работал в конструкторском бюро точного машиностроения. Живет в Минске. Имеет дочь, внучку.
Александр Петрович Желобкович (род. в 1934 г.) воспитывался в Плещеницком детдоме.
       Окончил военное училище и военную академию. Служил в Вооруженных силах СССР, в запас ушел в звании подполковника. Умер в 1994 году.
       Антон Иосифович Барановский (род. в 1930 г.) воспитывался в Плещеницком детдоме.
       В 1969 году, спустя пять месяцев после открытия мемориального комплекса, трагически погиб. В последний месяц своей жизни он работал в Оренбурге. Ночью барак, в котором он жил, загорелся, и Антон умер от удушья.
         Иосиф Иосифович Каминский (род. в 1887 г.). После войны жил в деревне Козыри Логойского района.
До последних дней своей жизни приходил в Хатынь, встречался с посетителями мемориального комплекса, рассказывал им о трагедии родной деревни. Умер в 1973 году. Похоронен в г. Логойске.

    Памятник кузнецу Иоифу Каминскому с сыном на руках. Из протокола допроса Иосифа Каминского, 31 января 1961 года: "... Когда я пришел в гумно, то там уже были человек 10 граждан, в том числе моя семья... Людей продолжали сгонять в это гумно, и оно через непродолжительное время было заполнено так, что даже нельзя было поднять руку. Размер гумна 12х6, в него загнали человек сто семь моих односельчан ... среди них много маленьких детей и даже младенцев, а остальные - в основном женщины, старики ...
     Обреченные на смерть люди, в том числе я и члены моей семьи, сильно плакали, кричали. Открыв дверь сарая, каратели стали расстреливать из пулеметов, автоматов и другого оружия граждан, но стрельбы почти не было слышно из-за криков людей. Я со своим 15-летним сыном Адамом оказался у стены. Убитые граждане подали на меня, еще живые метались в общей толпе, словно волны, лилась кровь из раненых и убитых. Обрушилась горящая крыша, страшные дикие вопли людей еще более усилились... Мне удалось из-под трупов и горящих людей выбраться и доползти до дверей. Здесь же один из карателей ... из автомата выстрелил по мне, в итоге я оказался раненным в левое плечо...
     Мой сын Адам, обгорелый, неизвестно как выскочил из гумна, но в метрах 10 от гумна, после выстрелов, упал. Я, раненый, чтобы не стрелял по мне каратель, лежал без движений, притворившись мертвым... Скоро я услышал сигнал к отъезду карателей, а когда они немного отъехали, мой сын Адам, который лежал неподалеку от меня, в метрах примерно трех, позвал меня к себе ... Я подполз, приподнял его, но увидел, что он перерезан пулями пополам. Мой сын Адам еще успел спросить: "А жива ли мама?" И тут же умер... "
     Жизнь продолжается. Знание и правда не должны ожесточать души и сердца. Не для этого она нам даётся. И в Беларуси это понимают. Да, были,    были предатели, среди всех национальностей. Каждый человек свободен в своём выборе. И каждый человек лично отвечает за свои поступки и дела.




Tags: Беларусь
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments