July 6th, 2018

Армейская история перед исчезновением СССР-3

    "Дорогие мои очкарики-студенты, есть ли среди вас музыканты?" - с такого вопроса начал первое занятие по азам морзянки замкомвзвода старший сержант Яковлев. Голос был добрый, убаюкивающий. Впервые за несколько дней мы присели на стулья и хотелось впитывать новые знания. Любые! Лишь бы вездесущий Беленин не находился рядом. Музыканты нашлись. Братья- близнецы Шутовы. "Значить, братья, вы будете первыми, кто освоит премудрость точек и тире!" - улыбнулся старшой. Он оказался не прав. Все 30 человек выучили морзянку за десять дней! Учиться было легко и интересно. И опять благодарен нашему уже старшему сержанту. Не удивлюсь, если он стал учителем. Да и как не выучить! Буква А. К ней надо было запомнить слово "Ай-Да". Точка и тире. Буква "Б"- "Ба-Ки-Те-Кут"? Тире и три точки. Каждая буква - новое необычное слово. Например "Ж"- "Же-Ле-Зи-Сто". Цифры и точки препинания. Знаки шли группами по пять и записывать их надо было с отставанием на один знак. Профессионалы делали отставание до ста знаков, но мы были новичками. Обучение чтению засекреченной связи, радиоаппаратура. Всё давалось легко. Мы очень быстро догнали первые четыре взвода и обогнали их. Но всё это надо было делать в промежутках между службой и нарядами.
   Наряд по кухне назывался весёлым словом "дискотека". Нас двое. На груди - передник из клеёнки. В окошко тебе суют грязную посуду. Триста человек. Голод - мой спутник, поэтому оцениваешь несъеденное и что-то из него отправляешь себе в рот. Одновременно еду в отходы, тарелку - в первый горячий бак. Во втором баке - горячая вода с размешанной мукой. Мука связывает жир.А если не связала, то в третьем холодном баке вода этот жир маскирует. И вся надежда. что старший по столовой эту посуду примет. Мы застыли с Андрюхой Халовым в ожидании вердикта. Не повезло. Гремят бодро алюминиевые тарелки на пол. И всё заново. И до чего же с тех пор с уважением отношусь ко сну! Это мой добрый спутник. Заодно в этих нарядах выяснил легенду о Броме. Загадочный товарищ по имени Бром должен был угоманивать буйные головы солдат и его, якобы, тайно добавляли в пищу. Но моё расследование, которое довело даже до заведующего складом, результата не дало. Бром был неуловим.
    Наш командир взвода капитан Иевлев. Интересный был дядька. У меня он в душе вызывал улыбку. И я даже позволял себе спорить с ним на политические темы. Наивный мальчишка! Коварство капитана открылось позже. А пока он решил мне доверить выступление на отчётном комсомольском собрании части. Всего-то фраза: "Работу комсомольской организации признать хорошей". Но как человек мудрый, он попросил меня эту речь записать на листочек и прочитать. Натура моя возмутилась. Как так, я в школе каждую неделю политиформацию вёл перед всем классом, а тут просто фразу сказать! Вобщем, шёл я пятым. И пока выступали предыдущие ораторы, что-то во мне закипело. Как это так, какая работа комсомольская! Когда каждый день учёба, тренажи да рытьё канав. Вышел я на трибуну. Сидят предо мной триста человек и молча смотрят прямо внутрь меня. Меня и парализовало. Хочу сказать, а слово запечатано ужасом. Капитан Иевлев белый стоит, кивает с улыбкой. И тут меня отпустило, только лучше бы не отпускало. Говорю я: "Работы комсомольской организации я не видел и работу её признаю неудовлетворительной." Не помню реакцию зала. Зато мой капитан взглядом меня растворил.
     Отделался я в тот вечер легко. Дано мне было задание капитаном написать текст выступления на листке формата А4 и размножить его в трёх экземплярах. Товарищ капитан, простите меня!
     А вот он за моей спиной на Присяге и стоит. Ещё не знает о предстоящем сюрпризе.