Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

Categories:

Батарея капитана Флёрова. Былое и Память.

Летнее утро 22 июня 1941 года. Валентина Трофимовна и Иван Андреевич Флёровы завтракают. И вдруг страшная новость...  Иван Андреевич бросился собирать вещи, жена попыталась было его остановить, да куда там. Флёров же двуреченский, а они – народ бесшабашный и упрямый. Попрощался с сыном, поцеловал любимую и ушёл. Но на фронт Иван Андреевич попал не сразу – несколько раз писал рапорты с просьбой направить его в действующую армию, но постоянно получал отказ: слушателей академии на передовую не посылали. Верховное главнокомандование решило создать особое артиллерийское подразделение, командовать которым выпало капитану Флёрову. Почему? Он был стреляный воробей, а в новое соединение отбирали только солдат и офицеров, имеющих боевой опыт. В беседе с Иваном Андреевичем командующий артиллерийскими войсками Красной армии генерал-майор Василий Васильевич Аборенков сказал: «Вам, капитан Флёров, доверяется величайшая военная и государственная тайна. Ваша часть станет родоначальницей нового рода войск, которому принадлежит большое будущее. В любых условиях, в любой обстановке враг не должен получить никаких данных об этом оружии. В безвыходном положении установки и боеприпасы следует взорвать».
Так началась эта история. История самого первого залпа из "Катюш". История славного боевого пути миномётной батареи капитана Флёрова. В этом рассказе - несколько месяцев лета и осени 1941 года и день 5 сентября 2021 года.  И фотографии той земли, где Иван Андреевич и его бойцы нашли упокоение...


В ночь с 1 на 2 июля 1941 года батарея под командованием капитана И. А. Флёрова отправилась на фронт из Москвы по Минскому шоссе по маршруту Можайск-Ярцево-Смоленск. В состав батареи входили: взвод управления, три огневых взвода, взвод боевого питания, пристрелочный взвод, хозяйственное отделение, отделение горюче-смазочных материалов, санитарная часть и должно было быть семь установок М-13. С целью транспортировки боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия в состав батареи входили 44 грузовых автомобиля, посредством которых была возможность перевозки 600 снарядов М-13, 100 выстрелов для 122-мм пристрелочной гаубицы, три заправки горюче-смазочных материалов и до семи суточных дач продовольствия. Все эти средства и установки были сконцентрированы в училище. Две боевые установки не были получены, и батарея ушла на фронт с пятью установками и одной 122-мм гаубицей образца 1910/30 года в качестве пристрелочного орудия, перевозимого в кузове автомобиля. По другим данным количество установок было 7 штук.
Немцы наступали. И скорость наступления была такова, что в окружение попадали целые армии. На этой схеме - путь батареи капитана Флёрова.


В архивном документе ГАУ КА от 19 июля 1941 года по вопросу применения реактивных установок приведена информация, которая явно не указывает на батарею Флёрова, но результаты анализа имеющейся информации, опубликованной из этого документа выше и в книге “Полевая реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне”, позволяли сделать вывод, что речь идёт о батарее Флёрова. В документе были указаны и недостатки, обнаруженные в процессе эксплуатации и боевой стрельбы установок.
В Докладе Военного совета Западного направления Ставке Верховного Командования об обстановке на Западном фронте от 24 июля 1941 г. сообщалось, что особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея “РС”. Тремя залпами по противнику, сосредоточенному в Рудне, она нанесла ему “такие потери, что он целый день вывозил раненых и вывозил убитых, остановив наступление на целый день”. В батарее оставалось 3 залпа.
Согласно данным от 21 августа 1941 года, по донесению батареи товарища Флёрова все четыре боевых машины требовали капитального (заводского) ремонта. Требовалась их срочная замена на новые.
Согласно данным допроса Ивана Андреевича Флёрова, капитана, командира 3-й батареи 42 арт. дивизиона от 3 сентября 1941 года, 8 августа 1941 года капитан Флёров с подразделением прибыл в распоряжение 24 армии и влился в состав 42-го отдельного артиллерийского дивизиона (42 отд. арт. д-на). За период с 8 августа по 3 сентября 1941 года батареей было произведено 14 залпов, из которых 4 были выполнены в составе 19 сд, а остальные в 107 сд. Действия залпов в 19 сд были хорошими. Стрельба велась по видимым целям. Проводилось наблюдение за результатами стрельбы.
Осенью началась операция "Тайфун". Батарея Флёрова оказалась в глубоком тылу у немцев. Выход к фронту равнялся 250 километров по лесам и болотам. Батарея потеряла связь с нашими войсками, но продолжала движение на восток. Остался один боекомплект ракет и мало горючего. Лишнюю технику пришлось уничтожить. И однажды батарейцы капитана Флёрова всё же наткнулись на немцев. Вот как описывал те события командир одной из установок И. Гаврилов. "Гитлеровцы расстреливали нас почти в упор. А мы не могли дать прицельный залп с такого близкого расстояния. Видя безвыходность положения и возможного пленения батареи, капитан Флёров приказал взорвать установки. Приказ был выполнен. При этом геройски погиб капитан Флёров и многие его товарищи". Этот подвиг был совершён у селения Богатырь под Вязьмой. По рассказам местных жителей, на место гибели батареи Флёрова приезжали немецкие "спецы", но уехали ни с чем. Так ценой жизни воины батареи капитана Флёрова сохранили военную тайну.
Недалеко от места последнего боя.




В 1961 году в Верховный Совет СССР поступило ходатайство о присвоении капитану Флёрову И. А. звания Героя Советского Союза, однако просьба не была удовлет­ворена. Только в 1963 году выхо­дит Указ о награждении его ор­деном Отечественной войны I сте­пени. Одновременно государ­ством были выделены средства для изготовления гранитного мо­нумента и его установки на братс­ком захоронении погибших мино­метчиков у деревни Богатырь. Бой батареи Флёрова с нем­цами произошёл на южной окра­ине деревни. Гранитный мону­мент было решено поставить в 2-х километрах от основного ме­ста гибели батареи - на въезде в деревню со стороны п. Зна­менка.
Фото, где крестиком отмечено место боя у деревни Богатырь.



21 июня 1995 года Указом Президента России Флёрову И. А. присвоено звание Героя России. Долгое время подробности трагической гибели батареи не были известны. Ее командир Иван Андреевич Флёров считался без вести пропавшим, и семья ничего не знала о нём. Много труда приложил, чтобы восстановить историю знаменитой батареи, журналист Н. М. Афанасьев. Он написал книгу «Первые залпы», за которую все гвардейцы-миномётчики благодарны ему.
Один из оставшихся в живых участников событий, каждый год, на 9 мая, приезжал на могилу своих однополчан, ухаживал за ней вместе с местными жителями. После 1984 года, видимо с его смертью, поездки прекратились, местные жители постарели, многие ушли из жизни. Заборчик, огораживающий могилу, сгнил и упал, после чего место запахали вместе с дорогой, которая шла через поле на деревню. Захоронение было потеряно.
С присвоением капитану Флёрову звания «Герой России» перед руководством Угранского района Смоленской области возникла дилемма: «Памятник есть (памятная плита в начале деревни Богатырь), а останки не захоронены и находятся где-то среди поля». Были приглашены вяземские поисковики. Они выехали на место гибели Флёрова, выслушали местных жителей, прошли дорогой, по которой на деревню Богатырь вышли «Катюши». Одна пожилая женщина не просто поведала историю происходившего здесь в 1941 году, но и принесла фотографию, на которой было запечатлено захоронение с деревянной оградкой. По фото и рассказам сузили участок поиска до минимума прямоугольника 100 на 200 метров. Вооружившись щупами, сантиметр за сантиметром обследовали каждый подозрительный провал или бугорок. К большому полю, примыкающему к деревне, вплотную подступает мелколесье. И здесь, в молодой поросли деревьев, оказалась братская могила. Помогла её разыскать жена командира поискового отряда Горшкова Люба, когда поисковики уже отчаялись её обнаружить. Откопали действительно семнадцать человек. Сохранились знаки отличия, капитанские. В сорок первом году еще погон не было. А нашивки со знаками отличия капитана не истлели. Обнаружили также нашивки со знаками отличия старшего политрука, записную книжку, несколько противогазов, противопехотные гранаты и патроны. Находки эти стали музейными экспонатами. На петлицах погибших также хорошо просматривались артиллерийские эмблемы (две перекрещенные пушки).
6 октября 1995 года, в годовщину гибели бата­реи, церемония перезахоронения началась митингом в районном центре Угра, а затем колонна с гробами на артиллерийском лафете и почетным караулом отправилась на поселок Знаменка, где дали залп реактивные установки «Град» - современные «Катюши». Останки бойцов и их командира были торжественно перезахоронены около почти вымершей к тому времени д. Богатырь, у самого большака Вязьма – Юхнов.









Однако в гибели первой экс­периментальной миномётной батареи остается много неисс­ледованного. Так, по воспоми­наниям бывшего комиссара ба­тареи, их техника, воинский контингент и деятельность были строго засекречены. При выходе из окружения никто не имел права сказать, что служил в данной батарее. Так и провое­вал комиссар всю войну после выхода из окружения, не посвя­тив никого в детали гибели ба­тареи и ее командира.
Другой пример: известно, что колонна Флёрова И. А. при про­рыве через шоссе состояла из 12 автомашин (5 бортовых ЗИС-5 и 7 установок БМ-13). Непосред­ственно на месте боя с гитлеров­скими солдатами было взорвано 4 установки. Где были взорваны остальные — неизвестно. В то же время на опушке леса, рядом с дорогой Корнюшково - Синяково Добринского сельсовета со времен войны лежали искорёженные останки двух БМ-13, а рядом - несколько целых реак­тивных снарядов. Было видно, что боевые установки уничтоже­ны самоподрывом. Вероятно, что эти две машины были из состава экспериментальной батареи. Во время боя они находились в кон­це колонны и не успели попасть под обстрел. А гитлеровцы но­чью не рискнули преследовать остатки колонны. Командиры ос­тавшихся установок продолжили выполнять приказ капитана Флёрова И. А. по выводу из окруже­ния секретного оружия. За ночь, двигаясь лесными дорогами, с запада обошли деревню Доброе (по маршруту Подпоры - Жердовка - Корнюшково) и решили немного южнее её пересечь большак Юхнов - Вязьма, чтобы двигаться к реке Угра. Однако наступило утро, и стало хорошо видно, что по большаку непре­рывным потоком идут гитлеров­ские войска. Как могли пробить­ся две машины через лавину двигавшихся фашистских войск? Ко­нечно, можно было дать залп по наступающим войскам и погиб­нуть, но минометчики приняли другое решение - взорвать ус­тановки и продолжить путь на восток пешком. На рамах взор­ванных машин хорошо просмат­ривалось клеймо Воронежского завода и номера машин.
В начале 80-х годов в г. Моск­ва создается Государственный музей на Поклонной горе. Было решено доставить во вновь со­здаваемый музей экспонат с ме­ста гибели батареи Флёрова. В конце апреля 1984 года предста­витель музея посетил д. Гряда и место, где наши бойцы взрывали автоколонну. Внимание привлек­ла осина, в которую при взрыве автомашины вонзился кусок рамы направляющей установки. За 40 лет затянулись на дереве все раны. Поздней осе­нью этого же года кусок осины вместе с фрагментами рамы установки был доставлен в Государственный музей на Поклонной горе.


На этом наш длинный сентябрьский день не закончился. От основной дороги направо, в поле вела неприметная дорога в сторону уже исчезнувшей деревни Богтырь.

Стояли указатели, и чем дальше, тем дорога становилась все более непроездной.

Шиповник на месте изб...

Потом машину пришлось оставить. Пошли пешком по заросшему полю. И когда до памятного знака оставалось совсем немного, в метра в тридцати в густых непролазных кустах заворочалось что-то огромное, затрещало, пошло в перевалку. И никаких сомнений не было, кто это... Мы резко повернули обратно. Только бросил фотовзгляд назад.

Обратная дорога к трассе шла по бывшей деревенской улице; холмики, оставшиеся от исчезнувших домов, и обломки столбов...


Немцы думали, что бомбят.
И вручали Господу душу,
Когда с неба спустился набат
Русским голосом нашей "Катюши".

В Орше думали, что налёт.
И зенитки целили в небо.
Только Флёров - совсем не пилот.
Никогда он пилотом не был!

Белорусский, первый салют
Был подарен врагу капитаном.
Непременно фашисты поймут,
Каково быть гостем незваным!

Червяков Алексей.

Tags: Смоленщина, Угорье, батарея капитана Флёрова, история, память
Subscribe

Posts from This Journal “Угорье” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments