Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

Categories:

"Выходила на берег Катюша...", село Всходы, высокий берег реки Угры.

"Выходила на берег Катюша, на высокий берег, на крутой..." Эти слова в сердце каждого из нас. Самая узнаваемая песня. Песня, которую поёшь душой. И я не перестаю удивляться тому месту, где родился наш город Десногорск. Оказывается, тот берег, на который выходила девушка Катюша, находится всего в 77 км. по прямой от Десногорска. Берег невероятно красивой реки, берущей своё начало в лесной чащобе Смоленщины. Это река Угра. И если вы хотите побывать именно на том самом берегу, то вам нужно приехать в село Всходы Угранского района Смоленской области. А на этом фото - памятный знак знаменитой песне недалеко от села.

19 января 1900 в деревушке Глотовка на берегу реки Гуда у Дарьи Григорьевны и Василия Назаровича Исковских родился 12 ребёнок, мальчик. Назвали его Миша. На этом фото он с мамой.

Умный, любознательный, он буквально впитывал знания. Из окрестных деревень приходили к нему неграмотные крестьяне с просьбой написать для них письма своим родным и близким. Тем самым Миша учился выражать чувства на бумаге, раскрывать душу. Не случайно своеобразный жанр «лирического письма» займёт впоследствии большое место в поэзии Исаковского. Осенью 1910 года Михаил идёт в школу, которая находилась в соседнем селе. Идёт сразу во 2-ой класс, так как умеет и читать, и писать. Однако вскоре школу пришлось оставить. «Ходить в школу, особенно зимой, мне было не в чем, - вспоминает он впоследствии. – Лапти, правда, я умел плести, так что с обувью дело обстояло благополучно, но одеваться мне было не во что. Так и просидел я целую зиму, как говорится, на печке». На помощь пришла учительница Екатерина Сергеевна Горанская. Она прислала мальчику комплект учебников за 2-ой класс, и Михаил стал заниматься дома. На фотографии он рядом с Екатериной Сергеевной и ему здесь 13 лет.

Потом - Смоленская гимназия и первое стихотворение, напечатанное в Московской газете.

И хотя его обучение длилось очень недолго (в Первую мировую войну от продолжения учебы пришлось отказаться из-за отсутствия средств), первый же год учебы стал для Михаила решающим, основополагающим. Дело в том, что мальчик увлекся языком эсперанто. Во время летних каникул он трудился не разгибаясь, накопил немного денег и выписал ежемесячный журнал «La ondo de Esperanto» («Волна Эсперанто»). Его особо заинтриговали стихи, написанные по-эсперантски. Более того, 14-летний мальчик не постеснялся написать два письма: во Францию и Италию, незнакомцам, которые хотели переписываться с кем-то на языке эсперанто. Первой ответила француженка, которая прислала в конверте засушенный цветок. Это был её любимый цветок, и она хотела поделиться им с российским незнакомцем. Из Италии пришла открытка от сеньора, который был композитором и прислал мальчику свои ноты. Михаил очень заинтересовался этой мелодией и попробовал написать на нее стихи. Понравились или не понравились они его респонденту, Исаковский так и не узнал: второго письма из Италии так и не пришло. Но именно в 1914 году под влиянием эсперанто Михаил написал первое почти профессиональное стихотворение — «Просьба солдата», которое было опубликовано в московской газете «Новь». Кстати, автор не посылал стихотворение в газету, за него это сделал кто-то из учителей. Какой была эта ранняя поэзия Исаковского? Вот одно из стихотворений: "Все исчезло, скрылось за сосновым бором: Речка быстротечная, заросль соловьиная, Ширь полей раздольная — не окинешь взором — И она — хорошая, близкая, любимая. Сердце одинокое тихой грустью сжалось: Что-то позабыто, что-то не досказано, Что-то незабвенное без меня осталось, Что с моею жизнью светлой нитью связано."

У Ванюши не пахана пашенка, —
Закружила Ванюшу Наташенька.
Что ни день — у зелёного ельника
Он встречается с дочкою мельника.
Осыпает он девушку ласками,
Ублажает красивыми сказками,
Развлекает её разговорами
Про любовь да про разные стороны.

А в селе, у колодцев, как водится,
Где досужие кумушки сходятся,
Всё уже решено окончательно:
Дескать, парень и впрямь завлекательный,
Дескать, свадьба предвидится знатная…
А на деле — случилось обратное.

Заседанье в ячейке назначили,
Ваньке выговор примастачили,
Припаяли ему внушение,
Что вошёл с кулаком в сношения,
Что в июньскую полночь синюю
Искривил комсомольскую линию.

Присмолили ему, примастачили,
В протоколах про всё обозначили:
Не ходи на чужую околицу,
Не зарись на кулацкую горницу!

- В 1936 г. Михаил Исаковский вместе со своим другом и коллегой по поэтическому цеху Александром Твардовским отправились в родные места, на Смоленщину, – рассказывает Людмила Прохоренкова, заведующая Музеем песни «Катюша» в с. Всходы Смоленской обл. – Они ехали на большой праздник, который проходил в старинном парке. Послушали выступающих, прочитали свои стихи. На следующий день Исаковский уехал в Москву и там написал 8 строчек: «Расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой…» После 8-й строчки дело застопорилось, и он отложил будущую песню в стол. Но вскоре поэт случайно встретился с композитором Блантером. Тот поинтересовался, нет ли чего-нибудь новенького. Исаковский признался, что нет ничего, кроме этих строчек. Блантер был согласен прочитать их. Он так вдохновился историей поющей на крутом берегу девушки, что быстро сочинил музыку. Так появилась на свет знаменитая «Катюша» – самая, пожалуй, популярная советская песня в мире.
Памятник героине песни «Катюша» в сквере Моргородка во Владивостоке.


У поэта постоянно пытались выяснить, кто же эта Катюша? Знал ли он её лично? Исаковский многозначительно отвечал: «Ничто не возникает на пустом месте». И замолкал…
– Многие искали Катюшу в биографии Исаковского в 1938 г., когда эта песня была написана, – говорит Людмила Прохоренкова. – На самом деле в творчестве поэта Катюша появилась гораздо раньше. Ещё в 1925-м Исаковский написал: «Широки весной закаты и легка ночная мгла. Ночевать из душной хаты в клеть Катюша перешла». В 1936 г. он написал песню «Провожанье», в которой Катюшу до дома провожает любимый Николай. Эта девушка возникнет и в 1940-м: «А где-то за милую душу горланит петух молодой, и девушка – может, Катюша – из хаты спешит за водой; и ласточки крыльями машут, и топится чья-нибудь печь... И всё это – Родина наша, а Родину надо беречь». Наши старожилы на Смоленщине утверждают, что была такая девушка – Катюша. Она действительно выходила на крутой берег, пела красивым голосом.


Премьерное исполнение песни «Катюша» состоялась на дебютном концерте Государственного джаз-оркестра под управлением Виктора Кнушевицкого в ноябре 1938 года в Колонном зале Дома Союзов. Композиция была так вдохновенно исполнена двадцатидвухлетней Валентиной Батищевой, что зал захлебнулся в овациях слушателей, просивших певицу ещё три раза «на бис» исполнить эту песню.

Во время Великой Отечественной войны ласковым именем «Катюша» окрестили боевую машину залпового огня БМ-13, которая наводила панический ужас на фашистов. Единой версии, почему грозное реактивное орудие стали так именовать, нет, однако существует несколько вариантов, которые считаются наиболее обоснованными. По одному из них, для первого боевого крещения, в июле 1941 года, расчёт капитана Флёрова, чтобы уничтожить скопления боевой техники и живой силы противника, дислоцировавшейся на железнодорожном узле Орша, расположился на высокой горе. Мощная огненная лавина, сопровождаемая резким звуком, издаваемым своеобразным оперением выпускаемых ракет и нанёсшая сильный урон врагу, так впечатлила солдат, обслуживающих орудие, что они восторженно сравнили происходящее с песней «Катюшей». Существуют ещё версии, согласно которым легендарное оружие ВОВ получило милое девичье имя. Возможно, что его название связано с заводской маркировкой производителя первых машин, то есть буквой «К» Воронежского завода им. Коминтерна, а также метками «КАТ» на применяемых на них реактивных снарядах. В пользу версии, согласно которой оружие залпового огня было названо «Катюшей» в честь одноимённой песни, говорит и другой факт. Из-за секретности БМ-13 командование приказывало солдатам при обстрелах вражеских позиций вместо команд «Залп» и «Огонь» употреблять слова «Играй» или «Пой».
Песня Блантера и Исаковского «Катюша» во время Великой Отечественной войны пользовалась такой популярностью, что стала неформальным символом периода тяжёлых испытаний для нашей страны. Текст композиции фольклорно переделывался по разным сюжетным направлениям. На мотив «Катюши» солдаты в не совсем совершенных, но идущих от сердца строках обещали своим любимым не жалея жизни защищать Родину. Во фронтовых переделках рассказывалось о мужестве солдат Красной армии, о партизанском движении, о смелых девушках, которые будучи медсёстрами, лётчицами и снайперами, наравне с мужчинами героически воевали с врагом. Например, один из вариантов песни был посвящён Катерине Пастушенко – отважной пулемётчице, уничтожившей много фашистов. После войны исследователями было собрано более ста переделок легендарной песни.
В годы Второй мировой войны в некоторых странах песня «Катюша» звучала как гимн, призывающий к борьбе за освобождение против фашистских оккупантов. Как «Катюша» попадала в Европу, в которой хозяйничали гитлеровцы, сегодня точно никто сказать не сможет, однако по одной из версий её перенимали у советских военнопленных, убегавших из нацистских лагерей, а затем воевавших в отрядах Сопротивления. Так в Италии на мотив «Катюши» командир партизанского отряда, двадцатипятилетний врач Феличе Кашоне в 1943 году сочинил патриотическую песню, которая начинается словами «Свистит ветер». Мелодия «Катюши» также легла в основу гимна участников Национально-освободительного фронта Греции, объединявшего в годы Второй мировой войны различные патриотические силы страны в борьбе против фашизма, а болгарские партизаны использовали песню как пароль.
Невероятно, но вариантные переделки песни «Катюша» распевали и иностранцы, воевавшие на стороне Германии. А именно у испанской «Голубой дивизии» был неофициальный марш с названием «Примавера» - преобразованная версия популярной советской песни. «Катюшу» испанцы услышали, когда попали на передовую линию под Ленинград. Мотив им так понравился, что они сочинили свои слова и с большим удовольствием маршировали под него.
В 1943 году Михаил Исаковский за ряд своих поэтических произведений, в числе которых была и «Катюша», получил Сталинскую премию. После освобождения его родной Смоленщины от фашистов поэт данное вознаграждение отправил своим землякам на строительство Дома культуры. Кстати, место для Дома культуры Исаковский выбирал сам. Поговаривают, что именно за клубом жила та самая Катюша... Изначально жители небольшого поселения Всходы на берег реки Угры выкатили большой валун и прикрепили к нему медную табличку с изображением девушки и строчками из знаменитой композиции, а затем приняли решение организовать Музей песни «Катюши». Почти сорок лет работники Дома культуры, построенного на средства Михаила Васильевича, собирали всё, что было связано с жизнью и творчеством выдающегося земляка. Мемориальный музей Исаковского и его песни «Катюша» был открыт в 1985 году.



И именно около этого легендарного Дома культуры в селе Всходы мы встретили трех именно сударей. Жизнерадостные, интересные собеседники, которые поведали в непередаваемых красках о былом и настоящем. Владислав и Андрей Крутиковы.


Вот от них-то мы и узнали, что на самом деле берег реки Угры, куда выходила Катюша, находится практичкски сразу за Домом культуры.


Конечно есть ещё высокий берег Угры, где стоит памятный знак любимой песне.



По меркам авангардных двадцатых Исаковский был махровым консерватором, литературным старовером. Трудно найти стихотворца, столь же далёкого от рваных ритмов Маяковского и Хлебникова. Он словно явился из XIX века, где его окружали Кольцов и Некрасов, звучали старинные крестьянские песни и городские романсы. Уже на склоне лет Михаил Васильевич признался: «Я никогда не любил и не люблю так называемых новых, этаких вихляющихся и хромающих стихов, в которых нет никакого ритма, где слова и фразы какие-то нелепые, надуманные, неестественные, чаще всего непонятные не только «простому смертному», но и смертному далеко не простому. Что касается рифмы, то её в таких стихах или нет вовсе, или она такая, что держит строчки — извините за грубое выражение — как бы «на соплях»: до того все неточно, непрочно и вообще произвольно». Больше ста стихотворений Михаила Исаковского превратились в песни, и почти все они стали, по сути, фольклорными — такого история отечественной литературы прежде не знала. Он не был записным поэтом-песенником, крайне редко работал по заказу киностудий или эстрадных коллективов, композиторы сами обращались к его певучим строфам. «Я писал просто стихи, то есть материал, рассчитанный на то, чтобы его можно было читать. Если же, думал я, будет к тому же написана и музыка, то тем лучше», — рассказывал стихотворец. Сразу после войны появилось самое горькое и, быть может, самое сильное стихотворение Исаковского «Враги сожгли родную хату». В 1946 году его опубликовали в журнале «Знамя». Затем родилась и песня. Блантер отнёсся к произведению Михаила Васильевича предельно тактично, умело подчеркнул расставленные им акценты. Получился пронзительный монолог о судьбе вернувшегося с фронта бойца. «Слеза несбывшихся надежд» непрошено выступает даже в победные дни, когда герои оказываются на пепелище и их безжалостно давит трагедия страшных потерь. И песня, и стихи официально считались несвоевременными, чересчур безотрадной выглядела доля героя-солдата: ни дома, ни близкого человека — все отняла война. От всего по-настоящему дорогого в жизни остался лишь «травой заросший бугорок». Но разве мало было подобных судеб? По радио песня прозвучала только единожды, потом её исполняли вполголоса — не с эстрады, где придётся: в чайных, в поездах, на поминальных застольях, под гармонь, а то и под трофейный аккордеон. Пели инвалиды и физически здоровые, фронтовики и тыловики.
После Победы Исаковский написал еще одно стихотворение, ставшее всенародно известным, — «Слово к товарищу Сталину»:

Спасибо Вам, что в годы испытаний
Вы помогли нам устоять в борьбе.
Мы так Вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Наша удивительная Смоленщина и удивительный человек, родившийся в её самом глухом уголке Угорье - Михаил Васильевич Исаковский.

Я вырос в захолустной стороне,
Где мужики невесело шутили,
Что ехало к ним счастье на коне,
Да богачи его перехватили.
Я вырос там, где мой отец и дед
Бродили робко у чужих поместий,
Где в каждой хате – может, тыщу лет -
Нужда сидела на почетном месте.
Я вырос там, среди скупых полей,
Где все пути терялися в тумане,
Где матери, баюкая детей,
О горькой доле пели им заране.
Клочок земли, соха да борона –
Такой была родная сторона.
И под высоким небом наших дней
Я очень часто думаю о ней.
Я думаю о прожитых годах,
О юности глухой и непогожей,
И всё, что нынче держим мы в руках,
Мне с каждым днем становится дороже.
1941

Tags: Выходила на берег Катюша, Музей, Смоленщина, Угорье, история
Subscribe

Posts from This Journal “Угорье” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments