Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

Categories:

Смоленская крепостная стена и её тайна. Часть 3.

Четыреста лет Смоленская крепостная стена разрушалась и восстанавливалась. Приходила в запустение,а когда надобилось, вставала на защиту Смоленска. Если внимательно посмотреть на фотографии столетней давности, то видно,что стены и башни в очень плохом состоянии. И всегда были люди,которые хотели восстановить, улучшить хотя бы сохранившееся.
 Нынешняя реставрация смоленской крепости обещает быть  результативной. Главное - стена должна обрести одного хозяина, а в ходе обновления башни и прясла будут приспособлены для дальнейшего использования. Стену «замкнет» единый маршрут, траекторию которого следует благоустроить. И знаете ли вы такой факт-при строительстве Смоленской стены древесины было использовано едва ли не больше, нежели кирпича и известняка вместе взятых. Крепость стоит на дубовых фундаментах, покрыта тесовой крышей. Строительные леса, гнезда от которых до сих пор видны на поверхности стены, вообще были крупнейшим, хотя и временным, деревянным сооружением Руси. Речь о создании города-музея, не имеющего аналогов по масштабу. Реставрацию объектов крепости планируется завершить к 2022 году. Одновременно с ней будет развиваться музей. Ежегодно в состав музея будут входить новые башни и участки прясел.


А мы продолжаем рассказ о Смоленской крепости.

29. В Лопатинском саду, основанном в 1873 году, сохранились остатки Королевского бастиона. Его называют по-разному: Сигизмундова крепость, Цитадель, Королевская крепость. Сейчас его склоны довольно сильно оплыли, и не каждый угадает в них очертания могучей польской крепости. Королевский бастион в Лопатинском саду Смоленска — это голландского пятиугольного бастионного форта. Возможно, он — единственный уцелевший до наших дней.  В ноябре 1610 года поляки, осаждавшие Смоленскую крепость, прорыли подкоп от Чуриловского оврага к западному участку крепостной стены, куда заложили порох. Мощный взрыв уничтожил Грановитую башню. Защитники города смогли закрыть образовавшийся пролом земляной насыпью. Взяв Смоленск, польский король Владислав IV приказал укрепить слабое место крепостной стены. Строительство было поручено немецко-голландскому инженеру Иоганну Плейтнеру, помощником был назначен командующий смоленским гарнизоном Александр Госевский. Строительство началось в 1626 году и продолжалось вплоть до 1632 года, когда началась Смоленская война. Землю для насыпи брали из рва, который рыли вокруг бастиона. Ныне бывший ров превратился в живописный Лопатинский пруд. Его размеры поражают до сих пор: ширина вала в верхней части составляет от 9 до 50 метров, в нижней — 36-84 метра. Единственный вход в крепость располагался с восточной стороны. Его и сейчас нетрудно заметить: с двух сторон от него в крепостном валу в конце XIX века были устроены гроты, которые венчают лев и львица с каждой стороны. Перед входом через пруд перекинут мост. При освобождении Смоленска в 1654 году в Королевском бастионе развернулось ожесточенное сражение между русскими войсками и поляками. Штурм возглавил отряд, которым командовал стрелецкий глава Д.И.Зубов. Здесь он и его воины погибли. Вновь Королевский бастион стал местом ожесточенных боев в 1812 году. Здесь бригада генерала Паскевича успешно отразила атаки французского корпуса маршала Нея. У подножия вала внутри бастиона находится могила шефа Иркутского драгунского полка генерала Антона Антоновича Скалона (1767-1812), погибшего 5 августа 1812 года в битве с французами. По личному распоряжению Наполеона он был погребен «с отданием всех почестей приличествующих его воинскому подвигу с артиллерийскими и ружейными залпами».  Существующий ныне памятник на могиле Скалона был открыт в 1912 году. 31 августа 1912 года в рамках мероприятий, посвященных столетию победы над Наполеоном, в Смоленск прибыл Николай II. Посетил государь и Лопатинский сад, поднялся на Королевский бастион, откуда осмотрел окрестности.




31. Шейнова башня. Третья от Копытовских ворот (башня). Частично разрушалась: в 1611 г. при осаде города войском польского короля Сигизмунда III. Восстанавливалась: в 1611 г. поляками при укреплении города. Полностью разрушена: в 1830 г. разобрана по ветхости. Краткая справка: в башне находился - с семьёй - и до последнего сражался воевода Михаил Борисович Шеин (до взятия города 3 июня 1611 г. (13 июня н.с.). С этого времени получила название Шейновская. При башне в то время было особого рода укрепление - раскат (разновидность наружного бастиона с поставленными на нём пушками для защиты). В 1830 г., по ветхости и с разрешения губернатора Н.И. Хмельницкого, была разобрана с внешней части до уровня стены, а затем и до основания гражданами для частных построек. Оставалось только преддверие к ней. На месте башни образовался так называемый Казанский пролом.

О героической обороне Смоленска в 1609-11 г.
После разведки укреплений Смоленска и обсуждения на военном совете способов овладения крепостью гетман Станислав Жолкевский вынужден был доложить королю Сигизмунду III о том, что польская армия не располагает необходимыми для штурма силами и средствами. Он предложил королю ограничиться блокадой крепости, а главными силами идти на столицу Русского царства.
Однако отступить король считал позором для себя. Оставлять сильную крепость в тылу казалось опасным, и больно легкой, соблазнительной добычей она выглядела.
В итоге король принял решение во что бы то ни стало овладеть Смоленском и отклонил предложение Жолкевского. Жолкевский приказал начать штурм крепости в ночь на 25 сентября. Планировалось разрушить подрывными снарядами Копытицкие (западные) и Авраамиевские (восточные) ворота. Михаил Шеин предусмотрел такой вариант развития событий, и все ворота крепости были заранее прикрыты срубами заполненными землёй и камнями. Для прохода оставили узкие щели. В результате польские саперы смогли разрушить только Авраамиевские ворота, но польские войска не получили условного сигнала и были обнаружены. Польские силы, стоявшие плотными рядами, понесли большие потери и отошли. Однако польское командование не отказалось от штурма. 25-27 сентября шли упорные бои. Атаки поляков были везде отражены. Большую роль в успехе оборону сыграл своевременно созданный Шеиным резерв. С 5 октября 1609 г. польское войско перешло к осаде. Шеин в ноябре мобилизовал все население города «по всем торшком и по крестцом и по всем слободкам и по улицам … по росписи быти на городе … со всяким боем, и те б люди стояли все сполна и по своим местом с своим боем безотступно с великим бережением по смотру, а ково по росписи на городе не будет и тому быти казнену смертью».


Инженерные работы поляков также не достигли успеха. Под фундаментами стен крепости были «слухи» — галереи, предназначенные для вылазок за пределы крепости и противоминной борьбы. 16 января 1610 года русские минеры докопались до польского подкопа и уничтожили находившегося там противника, а затем взорвали галерею. Некоторые военные историки, к примеру, Е. А. Разин, считают, что это был первый в военной истории подземный бой. 27 января смоленские минёры одержали ещё одну победу над противником. Смоленские ратники установили в этот раз в галерее мощную пищаль и зарядили ее ядром со «смрадным» составом (селитра, порох, сера, водка и другие вещества). В это же время, когда шла подземная война, русский гарнизон совершал вылазки, в которых участвовали сотни воинов, не давая польской армии спокойного житья. Также вылазки совершали с целью получения воды в Днепре (в крепости её не хватало), а зимой за дровами. Так, во время одной из вылазок несколько смолян перебрались на лодке через Днепр, незаметно пробрались в польский лагерь, захватили королевское знамя и благополучно вернулись в крепость.  Весной 1610 года польская армия усилилась, когда русская армия была разгромлена у Клушина. Но сдаваться гарнизон не собирался. В июле 1610 года польская армия возобновила активные инженерные работы, одновременно стали применять полученную осадную артиллерию и стенобитные механизмы.  19 июля утром польская армия пошла на штурм крепости, который продолжался два дня.  Но защитники отразили штурм. 11 августа защитники крепости отразили третий большой штурм. Новое московское правительство (Семибоярщина) прислало Шеину приказ сдать город польскому королю. Однако Шеин отказался выполнять это распоряжение, что было поддержано и горожанами. Разгневанный Сигизмунд III поставил смолянам трёхдневный ультиматум под страхом смерти сдать город, но смоляне по истечению срока ответили успешной вылазкой с подрывом батареи рижских пушек, под которую совершили подкоп. Это заставило короля затребовать новых пушек из Слуцка и обеспечило смолянам ещё два месяца передышки. 21 ноября гарнизон отразил четвёртый штурм. Зима 1610-1611 гг. была очень тяжёлой для русской крепости. К голоду и эпидемиям присоединился холод. К началу лета 1611 года в крепости осталось в живых  около 200 бойцов, которые были способны держать в руках оружие. Этого числа едва хватало за наблюдения за периметром. Каждому ратнику приходилось наблюдать за 20—30-метровым участком крепостной стены.  Из жителей города осталось живых не более 8 тыс. человек. Решение о пятом штурме польское командование приняло после того, как один перебежчик из крепости Дедешин рассказал о положении Смоленска. Он указал и наиболее слабое место обороны крепости в западной части стены. Вечером 2 июня 1611 года начался последний штурм города. Поляки смогли взрывом обрушить часть стены. Через пролом поляки ворвались в город. Одновременно в другом месте немецкие наемники по лестницам забрались на ту часть крепостной стены, которую даже по ночам некому было охранять.  Последним опорным пунктом обороны был Успенский собор на Соборной горке, в подвалах которого хранились запасы пороха. Там укрылось около 3 тысяч человек, в основном старики, женщины и дети. Когда в схватке с врагом пали последние защитники Соборной горки, смоляне подожгли пороховой погреб и взорвали себя вместе с врагами. Израненного Шеина, засевшего с горсткой воинов в одной из крепостных башен, поляки взяли в плен и подвергли жестоким пыткам. Шеина отправили в Литву. Там его в течение девяти лет держали в кандалах. 20-месячная беспримерная оборона Смоленска завершилась на высокой ноте. Русский гарнизон дрался до конца.
Польская армия была обескровлена (потеряв до 30 тыс. человек) и не способна для броска на Москву. Сигизмунд III не решился сразу идти на русскую столицу. Для похода на Москву в 1612 году он был вынужден использовать литовские войска гетмана Ходкевича, сам же выступив лишь осенью 1612 года, не смог взять Волоколамск и был вынужден повернуть назад. Сам Смоленск снова вошёл в состав Речи Посполитой и был возвращен в состав России в 1654 году.
33.Богословская башня  замыкала собой северо-западный угол, на том месте, где в настоящее время проходит улица Бакунина, примерно в 50 метрах севернее дома № 10 и западнее дома № 8. Представляла собой круглую глухую башню. При её постройке под ней была оборудована подземная галерея, в которой был размещён пороховой погреб. Своё название она получила по имени церкви Иоанна Богослова (сохранилась до наших дней в перестроенном виде). Пострадала, была частично разрушена, во время осады Смоленска польскими войсками в 1609—1611 годах. В 1611 году поляки восстановили башню. В ночь на 5 ноября (по новому стилю — 17 ноября) 1812 года Богословская башня была взорвана оставляющими Смоленск войсками императора Наполеона I. Прясла стены, окружавшие башню, были разобраны в 1820-х годах, во время руководства городом губернатора Храповицкого. В результате этого на месте Богословской, Микулинской и Казанской башен и их прясел возник так называемый Казанский пролом, через который можно было попасть на улицу Казанская гора (ныне — улица Бакунина) и лютеранское кладбище (ныне не существует, застроено).


34. Микулинская башня находилась севернее нынешней улицы Бакунина, в районе дома № 2, примерно напротив дома № 5 по улице Большая Краснофлотская, который расположен ниже, в овраге, между Богословской и Пятницкой башнями. Представляла собой круглую глухую башню. При её постройке под ней была сооружена подземная галерея. Своё название башня получила от находившегося на пересечении нынешних улиц Студенческой и Воровского храма Николы Летелого. Получила повреждения и частично была разрушена во время осады Смоленска польскими войсками в 1609—1611 годах. В 1611 году поляки восстановили башню. В ночь с 4 на 5 ноября (по новому стилю — 17 ноября) 1812 года оставляющие Смоленск войска императора Наполеона I взорвали Микулинскую башню. В 1820-е годы часть прясел башни была разобрана, в результате чего на месте Микулинской, Богословской и безымянной четырёхугольной башен образовался так называемый Казанский пролом (по названию улицы Казанская гора, нынешней улицы Бакунина). Окончательно стена, примыкавшая к пролому, была разобрана в XX веке.
35. Большие Пятницкие ворота. Место нахождения: находилась в овраге между домом № 1/2 по улице Бакунина и домом № 3 по улице Большая Краснофлотская, несколько севернее места смыкания современных улиц Бакунина и Воровского. Располагалась практически рядом с несуществующим в настоящее время Пятницким ручьём, несколько не доходя до его восточного берега. Частично разрушалась: в 1611 г. при осаде города войском польского короля Сигизмунда III. Восстанавливалась: в 1611 г. поляками при укреплении города. Полностью разрушена: 1803.


36. Иворовская башня. Одна из несохранившихся до наших дней башен Смоленской крепостной стены. Иворовская башня находилась в районе дома № 1 по нынешней улице Большой Краснофлотской, между Пятницкой башней и Пятницкими воротами. Представляла собой круглую глухую башню.
Существует версия, что одно из своих названий — Верзнева — башня получила по имени смоленского городского головы Верзина, который за башней выкопал колодец для совершения водосвятий. В 1706 году башня была крайней точкой, до которой по берегу Днепра были сооружены земляные укрепления. Под башней был оборудован земляной погреб. В 1782 либо в 1803 году она была разобрана из-за ветхости. Существуют сведения, что башня была восстановлена в 1815 году, однако это неверно, так как была восстановлена в этом году лишь соседняя с ней Пятницкая башня. Пролом на месте Иверовской башни являлся северной границей территории смоленского ремесленного училища.
37. Название "Пятницкая водяная" получила предположительно в период польской осады 1609-11 гг., когда являлась своеобразной "отдушиной" по забору воды из Днепра через специально прорытый ров. Также есть предположение, что в те времена в городе уже имелся водопровод, а в башне размещался резервуар, откуда водопровод и начинался. Кроме этого, у башни имелся удобный спуск к Днепру. Современное название получила позднее, от Воскресенской улицы или Воскресенской горы. В Росписном списке 1665 г. башня именуется просто Пятницкими воротами. В 1706г. от Городецкой башни до Иверовской по берегу Днепра была сооружена земляная крепость. Под самой же башней был оборудован пороховой погреб. Ещё до 1721 г. в башне существовала Николаевская деревянная церковь, названная в память более древнего храма Николы Летелого (Полетелого, Полутелого), находившегося на современной улице Большая Краснофлотская (за крепостной стеной, северо-восточнее Богословской церкви; упоминается по 1609 г.). Для её постройки был разрушен верх башни, то есть она была надвратным храмом. На виде времён Петра I изображена была с галереей вокруг. Забегая несколько вперёд, надо отметить, что в 1765 г. на средства купца А. Сысоева вместо этой церкви был построен каменный храм с колокольней. Перед главным входом была устроена часовня. Пятницкие водяные ворота. В 1804-06 гг. возле башни был устроен острог (тюрьма) и в 1808 г. церковь была обращена в Никольскую острожную. От самой тюрьмы по состоянию на начало XX в. "оставалось одно здание с кузницей ремесленного училища и следы карниза на стене, где крыша острога примыкала к самой башне" . В ночь на 5 ноября (17 ноября н.с.) 1812 г. отступающими французами башня с церковью была взорвана. В 1816 (12, 15) г. на месте пролома башни была выстроена новая каменная церковь (между домами № 4 и 6 по современной улице Студенческая) в стиле ампир (стилизована под древние смоленские башни). Освящена была во имя св. Николая-чудотворца. В 1865 г. церковь была переосвящена во имя св. Тихона Задонского, а в 1881 г. превращена в домовую церковь Ланинской богадельни и ремесленного училища, каковой и оставалась до своего закрытия после революции 1917-го года.


Большие Пятницкие ворота. Место нахождения: находилась в овраге между домом № 1/2 по улице Бакунина и домом № 3 по улице Большая Краснофлотская, несколько севернее места смыкания современных улиц Бакунина и Воровского. Располагалась практически рядом с несуществующим в настоящее время Пятницким ручьём, несколько не доходя до его восточного берега. Частично разрушалась: в 1611 г. при осаде города войском польского короля Сигизмунда III. Восстанавливалась: в 1611 г. поляками при укреплении города. Полностью разрушена: 1803.

38. Городецкая башня. Городенская башня, (башня) "Меж Фроловских и Пятницких водяных ворот", Семёновская башня, Юрцовская башня. Место нахождения: участок, отграниченный улицами Большая Советская и Студенческая; начало сохранившегося отрезка крепостной стены. Соседние башни: восточнее — Днепровские ворота (сейчас здесь здание православной гимназии) (№ 17), западнее — бывшие Пятницкие водяные ворота (Воскресенские) . Полностью разрушена: в 1722 г. взорвана при неосторожном обращении с огнём охранявшего её часового. Краткая справка: название получила от сооружённого в начале XVIII в. перед ней с внешней стороны земляного укрепления, называвшегося "городок". В 1706 г. под башней был оборудован пороховой погреб. В это же время отсюда до Иверовской башни по берегу Днепра была сооружена земляная крепость. После взрыва в 1722 г. по неосторожности часового, охранявшего пороховой погреб под нею, башня была разобрана, а пролом заделан кирпичом вровень со стеной и укреплён "быком", в результате чего в этом месте образовалось монолитное прясло, соединившее Воскресенские и Днепровские ворота. При проведении в 1830-х гг. Троицкого шоссе против будущего железного моста в стене был сделан пролом.

1. Днепровские ворота – некогда самая крупная и важная башня Смоленской крепостной стены. Это были главные въездные ворота в город, вход в которой украшала большая надвратная икона Божьей Матери Одигитрии, присланная в Смоленск Борисом Годуновым.
Днепровские ворота Смоленской крепостной стены располагались на берегу Днепра. К воротам раньше вел широкий мост, разрушенный в годы Великой Отечественной войны, а сразу за воротами начинался подъем к улице Соборная гора и главному храму Смоленска – Успенскому кафедральному собору. Сейчас на месте разобранных по ветхости Днепровских ворот, находится бывший надвратный храм Одигитрии, а ныне – Смоленская православная гимназия. Восточнее Днепровских ворот располагается малая квадратная башня Волкова, а западнее находилась круглая Городецкая башня, по неосторожности взорванная в 1722 г. при неосторожном обращении с огнём охранявшего её часового (в башне был пороховой склад…). Днепровские ворота, в силу своего особенного статуса, за годы существования получили очень большое количество обозначений. Название «Днепровская» связанно с топографическим положением башни. Другое наименование этих ворот Смоленской крепости – «Фроловские ворота» башня получила по находившемуся рядом древнему храму Фрола и Лавра. «Богоматерские ворота», «Богородицины ворота», конечно же, из-за укрепленной над входом в город иконы Божьей Матери Одигитрии. В годы польской оккупации Смоленска в XVII веке, ворота назывались «Королевскими» («Porta Regia»). Огромные пятиярусные Днепровские ворота не только служили украшением крепости и своего рода «визитной карточкой города», но и выполняли важную функцию - прикрывать самую густонаселённую и деловую часть города со стороны Днепровского моста. Судя по изображению Днепровской башни на плане В. Гондиуса 1634-36 гг., и на иконах Авраамия и Меркурия Смоленских (начала XVIII века), по внешнему виду и внутреннему устройству центральные ворота Смоленской крепости напоминали Спасские ворота Московского Кремля. На вершине Фроловской башни Смоленска висел набатный колокол. Кроме проезжих ворот, у башни были вторые ворота - створчатые, из бруса, а затем — опускающаяся железная решётка (герса). Со стороны Днепровского моста к башне примыкала дополнительная полубашня — отводная стрельница – по высоте доходившая до прясел крепостных стен. Днепровские ворота Смоленской крепостной стены частично разрушались в 1611 году при осаде города войском польского короля Сигизмунда III, а также в 1654 году войском царя Алексея Михайловича. В 1700-х годах по приказу Петра I на правом берегу Днепра для прикрытия Днепровского моста был сооружен кронверк с двумя воротами и двумя подъемными мостами. Впоследствии этого укрепление называлось «Новой земляной крепостью».
В 1728 году Днепровские ворота были наполовину разобраны по ветхости, а в 1795—1811 годах на их месте был построен каменный Надвратный храм для чудотворной иконы Одигитрии в стиле классицизма. 6 августа 1812 года, с балкона Днепровских ворот император Наполеон I наблюдал за отступавшими по Старой Смоленской дороге русскими войсками и корректировал артиллерийский огонь по ним. Во время оккупации Смоленска французскими войсками в здании располагался хлебный магазин. В 1814 году здание было восстановлено архитектором Слепнёвым и заново освящено. После революции, в 30-е гг. XX века в здании надвратной церкви Одигитрии был рабочий клуб. В годы Великой Отечественной войны верхний ярус ворот был уничтожен, после войны он был восстановлен, однако, проезд через ворота был закрыт (так как мост, ведущий к ним, был уничтожен), а уровень улицы Соболева был поднят выше цоколя ворот. В послевоенные годы в здании бывших Днепровских ворот размещались: культурно-просветительное училище, областная филармония и областной театр кукол. В настоящее время в двухэтажном здании находится православная гимназия. Надвратная икона Божьей Матери Одигитрии, некогда украшавшая Днепровские ворота Смоленской крепости, теперь хранится в Успенском кафедральном соборе.


2. Башня Волкова Смоленской крепостной стены расположена на берегу Днепра, по улице Соболева. Рядом с башней сохранились остатки старого моста через реку. Соседние башни: Днепровские ворота – главная башня Смоленской крепости, на месте которой сейчас находится Одигитриевский надвратный храм, в котором работает православная гимназия, а по другую сторону от башни Волкова располагались Лазаревские ворота, взорванные 5 ноября 1812 года оставляющими город войсками Наполеона. Название башни некоторые исследователи связывают с фамилией одного из защитников этого участка крепости во время осады города войсками Речи Посполитой. По другой версии, башня получила свое название либо от искаженного слова «волглый» - сырой, влажный, мокрый, или слова «волок» - т.к. в древние времена напротив башни в сторону Заднепровья уходило одно из ответвлений или притоков Днепра. Другое название башни Волкова – «Стрелка» – связано с топографическим положением башни на прямом участке течения реки, откуда открывался хороший обзор на Рачевку. Возможно, в прошлом, на вершине башни был укреплен флюгер.
 В связи с тем, что башня находится у реки, хотя здесь и был оборудован каменный водосток, башня Волкова продолжает разрушаться из-за сточных вод и грунта, который в этом месте постоянно сползал в Днепр. На сегодняшний день, башня Волкова находится в аварийном состоянии. На западной части башни даже издалека отчетливо видна широкая вертикальная трещина, а в цокольной части - достаточно большой пролом.


3. Лазаревская башня находилась на нынешней улице Соболева, на территории, которая сейчас принадлежит смоленскому горводоканалу, примерно напротив дома № 8, расположенного на другой стороне улицы. Находилась между Волковой и Костыревской башнями (обе сохранились). Представляла собой четырёхугольную башню с проезжими воротами.По версии историков Грачёва и Писарева, название «Лазаревская» башня получила потому, что на её месте в древности находился храм, освящённый в честь святого Лазаря. Писарев же высказал версию, что название «Духовские ворота» она получила потому, что была построена вместо одноимённых ворот, находившихся в составе старой деревянной крепости.  В ночь с 4 на 5 ноября (по новому стилю — 17 ноября) 1812 года башня была взорвана оставляющими Смоленск войсками императора Наполеона I. Прясла крепостной стены, прилегавшие к башне, были разобраны в 1830-е годы. В 1889 году на месте башни была построена городская водокачка, а в 1901 году — трамвайная станция (напротив башни было расположено трамвайное депо).






4. Костыревская башня – самая молодая из башен Смоленской крепостной стены. Она была возведена в Смоленске во времена Николая I на месте одноименной разрушенной башни. Костыревская башня стоит особняком от остальных башен смоленской крепости, подобно Громовой башне. Кроме того, башня отличается от других башен крепости своим размерами, цветом и архитектурными особенностями, т.к. была возрождена из руин уже в XIX веке. Официальное название башни, «Костыревская», возможно, связано с тем, что когда-то ее использовали как сигнальную башню – зажигая на ее вершине сигнальные костры. По другой версии, она была названа так в память о башне старой деревянной крепости Смоленска, которая стояла на этом месте и была построена «костром» (особым способом укладки бревен). В июне 1611 г. войска Речи Посполитой, при помощи мины, заложенной вблизи башни в трубе Георгиевского ручья, взорвали стену близ башни, а через образовавшийся пролом ворвались в город спустя 20-месячной осады. Во время польской интервенции Смоленска Костыревская башня была восстановлена. Однако спустя годы, после Отечественной войны 1812 года, Костыревская башня Смоленской крепостной стены продолжила разрушаться и в 1833 году была… разобрана «по ветхости». Кирпич и бутовый камень башни и прилегающих прясел крепостной стены XVII веков был использован для устоев при постройке каменного моста через Днепр. По распоряжению Николая I в 1834 году Костыревская башня Смоленской крепости была возведена примерно на том же месте вновь, однако размеры были уменьшены, и ее архитектурный стиль сильно отличался от изначального варианта башни. Строительство  обошлось в огромную по тем временам сумму — 200 тысяч рублей! Согласно легендам, именно по поводу баснословной суммы император Николай I произнес знаменитую фразу, обращенную к своему наследнику: Александру: «Ну, брат Саша, кажется в России только мы с тобой не воруем!».

5. и 6. Крылошевские ворота.Четырёхугольная башня с большими проезжими воротами.  Частично разрушалась: в 1611 г. при осаде города войском польского короля Сигизмунда III ворота были взорваны. Восстанавливалась: в 1611 г. поляками при укреплении города. Полностью разрушена: в 1782-84 гг. Название башня получила от Крылошевского, или Клирошанского, конца (предместья) города, где когда-то жили клирошане - члены соборного, епископского клана. В древности на месте каменной башни находилась одноимённая башня деревянной крепости, осенью 1513 г. разбитая в ходе Второго Смоленского похода во главе с царём Василием III. При постройке башни под фундаментом стены была сооружена галерея ("слух"). У башни при мосте через ров были сооружены караульная будка и гауптвахта (кордегардия). Разобрана была башня по ветхости в 1782-84 гг. Стефанская башня. Место нахождения: находилась несколько севернее дома № 3 современной улицы Тимирязева, в месте её поворота на юг, на визуальном продолжении прясла стены от башни Веселуха в сторону Костыревской башни. Полностью разрушена: взорвана в ночь на 5 ноября 1812г. (17 ноября н.ст.) оставляющими город войсками Наполеона. Краткая справка: в 1706 г. башня была защищена земляной насыпью. В конце XVIII в. здесь ещё существовали остатки "батареи", защищавшей с внешней стороны восточную часть крепости. На месте башни в 1812г. в стене образовался пролом, названный Покровским (по имени церкви, находящейся у башни Веселуха). Пролом на месте башни был расширен в начале XX в.

И ещё раз слово о Федоре Коне, создавшем этой уникальное сооружение.
Смоленского чело­века Федора, сына Савельева, которого еще в отроческие годы за безотказность, силу, сноровку, надежность прозвали Конем.
Очень мало известно об этом недюжинном человеке.Несколько вольно, но верно по сути, Дмитрий Кедрин в своей поэме "Конь" писал:
Он был Конем за силу прозван:
Мощь битюга играла в нем!
Сам царь Иван Васильич Грозный Детину окрестил Конем.
И впрямь, точна, хоть инельстива, К нему та кличка привилась:
Его взлохмаченная грива Точь-в-точь как у коня вилась ...
Но что еще до строительства Смоленской стены он уже именовался "госуда­ревым мастером" Федором Савельичем, - по тем временам немалая честь для кре­стьянина, - об этом говорят документы. Часть историков связывает его имя со строительством выдающегося архитек­турного ансамбля - загородного дворца фактического правителя государства Бо­риса Годунова в Вяземах под Москвой. Очевидно, именно Годунов и приметил та­лантливого мастера и вызвал его по окончании работ в Москву. Здесь, и это уже доподлинно известно, закреплено в дошедших до нас царских указах, Федор Конь возглавил создание "огромного пояса каменных стен города протяженностью в девять с половиной километров, самого крупного сооружения конца шестнадца­того века" - "Царева Белого каменного города", или, как называло его населе­ние, - Белого города. Он просуществовал до 70-80-х годов восемнадцатого века, затем все его 28 прясел и 28 башен были разобраны "за ветхостью и неудобнос­тию". И только В названии московских улиц сохранились имена ее башен: Трех­святская, Пречистенская, Смоленская, башня Глухая против Сивцева Вражка, Сретенская, Покровская, Мясницкая. Памятник "государеву мастеру", великому простолюдину Федору Савельеви­чу Коню мечтал создать другой прославленный смолянин - Сергей Тимофеевич Коненков. Нет сомнения, что они в явном духовном родстве. Но оказывается, не только в духовном. Мы не без основания предполагаем, как и почему получил прозвище Коня тру­долюбивый и сообразительный отрок Федор сын Савельев. О том, как родилась фа­милия Коненковых, говорил сам Сергей Тимофеевич. Огромная семья, выкупившись у помещика Лаврова, стала строиться. "Лес, - рассказывал Сергей Тимофеевич, ­таскали на себе, за что и были прозваны "кони". "На что им кони. Они сами как кони", - говорили крестьяне соседних деревень. Взрослых так и звали "конями", а малышей - "конятами" . С годами кличка стала фамилией семьи". Коненков считал себя далеким потомком Федора Коня. Говорил: " ... Конен­ковы все со Смоленщины, других не бывает. И все хоть в каких-нибудь видах родства или свойства ... Коненковы, как Ивановы и Сидоровы, - народ". Сергей Тимофеевич Коненков не только мечтал создать памятник Федору Коню, но уже и эскиз был.
Он представлял собой фигуру высокого статного мастерового в длинной ру­бахе, с ремешком вокруг головы, - чтобы волосы не мешали при работе, - босо­го, так крепко, так уверенно стоящего на земле, которая взрастила его, отдает свою силу, свое тепло ...
Когда Коненков демонстрировал свой эскиз, случился курьез. Не понявший внутреннего величия образа, некий незадачливый критик глубокомысленно спросил: - А почему Федор Конь босой?
На что Коненков ответил, даже не взглянув в его сторону, не снизойдя до глупости:
- Это уж дело сапожников, а я художник ...
Как не горевать, что этому замыслу не суждено было стать явью ... Не успел...

Tags: Смоленская Стена, Смоленщина, история, смоленск
Subscribe

Posts from This Journal “Смоленская Стена” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments