Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

Categories:

Смоленская крепостная стена и её тайна. Часть 2.

    В первой части о Смоленской крепостной стене мы рассказали о самом большом сохранившемся ее фрагменте. Есть ещё восемь неразрушенных  башен. Настоящее чудо, что эта часть крепости сохранилась. Время и люди не щадили ее, и я начну вторую часть рассказа именно с этого.

    В 1963 году по инициативе советского чиновника Смоленскую стену едва не разобрали на кирпичики. Тогда ее спасла от сноса начальник управления культуры Нина Чаевская. Но это был отнюдь не единичный случай, когда главный Смоленский памятник архитектуры подвергался опасности быть разрушенным в мирное время. Минус одна боевая единица: в 1773 году, когда в результате раздела Речи Посполитой к России отошла Белоруссия, граница отодвинулась далеко на запад, и крепость в Смоленске была упразднена как боевая единица. …
     «Разобрать угрожающие падением места Смоленской крепостной стены»...
     «Хищник-обыватель вел упорную борьбу разрушения». А в 1886 году открылось, что во многих местах «под стеной были устроены настоящие катакомбы, т. е. из-под стены систематически производилась выборка бутового камня, отчего стена постепенно обрушивалась «сама» и затем уже открыто разбиралась».
     После 1917 года вновь появились идеи снести стену как чужеродный элемент. Были снесены некоторые башни (которые потом списали на фашистов). В результате неоднократных ремонтов стена выглядит не совсем такой, какой была при постройке. А ведь когда-то она была белой.
     А вот выдержки из письма, которое пришло в газету "Рабочий путь" от участника Великой Отечественной войны Владимира Шайкинда. Он прошел войну пулеметчиком. «Последний раз газету «Рабочий путь» я держал в руках в июле 1941 года, - пишет 95-летний Владимир Иосифович. - Большой размах приобрела антирелигиозная пропаганда. Успенский Собор был превращен в музей Октябрьской революции. Возле него стоял танк времен Гражданской войны с гусеницами вокруг всего корпуса. Большая Советская упиралась в крепостную стену с явно религиозными Молоховскими воротами. Они имели центральную арку с двумя колеями для проезда трамваев и две боковые арки для пешеходов. Венчал ворота церковный купол с крестом. Все это в середине 30-х годов было взорвано, и Большая Советская улица стала завершаться площадью Смирнова с Домом печати… Бесцельно разрушались и другие религиозные и архитектурные сооружения, часто разрушения производились с целью получения кирпича для нового строительства. Я видел, как пожарные обвязывали канатами зубцы на крепостной стене, раскачивали и сбрасывали их, превращая в строительный кирпич. Таких зубцов на стене было много.
     После 1812 года город лежал в руинах. Стену, подобно римскому Колизею в средние века, стали использовать как каменоломню. Было даже официальное дозволено брать кирпич с разрушенных башен и прясел. Но горожане под сурдинку разобрали и несколько уцелевших участков. Ещё бы! "Прочность средневековых кирпичей необычайна. Тайну их изготовления до сих пор не могут разгадать, а рецептура утрачена", - отмечал в своей книге Геннадий Курзов. Кстати, некоторые дома, построенные из этого кирпича, стоят до сих пор. Власти, не найдя более достойного применения стене, поддались общему порыву. В 1818 году в «Опись угрожающих падением и к сломке подлежащих мест крепостной стены» включили 25 башен. Специальная комиссия, учитывая «…обширность жителей города Смоленска, из коих многие чрез вторжение в город неприятеля лишились жилищ и нуждаются в построении домов», решила «выгоднейшим для казны способом разобрать угрожающие падением места Смоленской крепостной стены обывателями города». Современник по этому поводу написал, что этот памятник изящного зодчества 17-го века еще больше, чем о вандализме французов, скорбит о «немецком варварстве бывшего губернатора, барона Аша». «По спекулятивному расчету барона Аша и под предлогом, что некоторые стены и башни угрожают опасностью (кому?), значительные пространства исторического «дорогого ожерелья» были разобраны, а чудеснейший кирпич неведомо куда разошелся». Это безобразие пресёк в 1822 году император Александр I, распорядившийся ломку древних стен и башен города Смоленска прекратить немедленно. Но, увы, разборка продолжалась. По его данным, в общей сложности при губернаторах Аше, Храповицком и Хмельницком было разобрано 110 саженей стены (сажень – около двух метров).
     «Об историческом значении Смоленской крепости вспоминали лишь в особенно важных случаях, например, при посещении города Высочайшими особами или знатными иностранцами... Посетители, обыкновенно в сопровождении губернатора и военных властей, верхом на лошадях объезжали окрестности Смоленска, осматривали Смоленские стены, королевскую крепость и места, где в 12 году происходило сражение», – писал историк Иван Орловский.
     В конце концов в 1867 году решили разобрать почти третью часть стены (530 саженей из 1820 сохранившихся) и три башни. Кирпичи собирались продать, а на вырученные деньги привести в порядок оставшуюся часть. Однако успели разобрать только около 30 саженей. В июне 1868 года за стену опять заступился император. На сей раз это был Александр II. На докладе министра внутренних дел он написал: «Смоленская городская стена, представляющая собою один из древнейших памятников отечественной истории, назначена к сломке. Было бы желательно более внимательное охранение древних памятников, имеющих, подобно Смоленской стене, особое историческое значение».
     В Смоленск командировали из столицы академика архитектуры К. Я. Маевского. Из его рапорта следовало, что «самые тяжкие повреждения стены были произведены не неприятелем, а мирными обывателями Смоленска, объявившими многолетнюю и самую безжалостную войну своей некогда оборонительнице – стене-матушке».

А теперь продолжение рассказа о Стене.

    Номер 16. Свое название Евстафиевская (Антипинская) башня получила от церкви святых мучеников Антипы и Ипполита, частицы мощей которых хранились впоследствии в одноименном приделе Преображенского храма. В росписях 1665 и 1681 гг. башня названа Антифоновской. В документах начала 30-х годов XVIII в. она уже значится как Евстафиевская. Эта башня была значительно повреждена еще в середине XVII века в русско-польских сражений за Смоленск. В XVIII веке смоленская крепостная стена уже фактически утратила свое оборонное значение и постепенно разрушалась. Поэтому был постоянный соблазн использовать её в качестве источника бесплатного строительного материала. В 1817 г. была разобрана часть прясла южнее башни (прясло – участок крепостной стены между двумя башнями). В 1889-1899 гг. оба прясла, примыкавшие к Евстафиевской башне, были полностью разобраны. В 1889 г. Императорская Археологическая Комиссия разрешила приспособить башню под городской водопровод для установки водонапорного бака. Просьба была удовлетворена. И с этого момента внешне оставаясь бывшей башней крепостной стены, она прекратилась в водонапорную башню. Эта её «вторая профессия» и стало причиной уничтожения Евстафиевской башни. Случилось это в сентябре 1943 года. Нацисты перед отступлением из города планомерно разрушали всю городскую инфраструктуру, в том числе и водопровод. Были взорваны все водонапорные башни и насосные станции. На аэрофотосъемке, сделанной в конце 1943 года, на месте башни лишь груда обломков.

    Номер 17. Антифоновская башня находилась примерно на том месте, где в настоящее время находится здание смоленского колледжа связи и телекоммуникаций по улице Маршала Жукова, в доме № 2/1, между Евстафьевской башней и Грановитой башней, на месте которой в настоящее время находится Шеинов бастион. Представляла собой малую глухую четырёхугольную башню. Антифоновская башня сильно пострадала во время осады Смоленска в 1632—1634 годах московским войском воеводы Шеина. В 1633 году она была наполовину разбита пушками осаждающих, которые стреляли по ней со стороны Чёртова рва, а также пострадала от взрыва соседней Грановитой башни. В 1654 году башня во время очередной осады московским войском царя Алексея Михайловича вновь была частично разрушена. В 1665 году Антифоновская башня была полностью перестроена. В 1706 году башня была защищена земляной насыпью, существовавшей до конца XVIII века. В 1819 году башня была разобрана из-за ветхости при прокладывании Лебедевского проезда (ныне — часть улицы Барклая-де-Толли между улицами Маршала Жукова и Исаковского). Прясла стены, прилегавшие к ней, были снесены в 1889—1890 годах.
     Номер 18. Грановитая башня. Шеинов бастион. Полностью разрушена: в 1633 (32, 34) гг. взорвана во время осады города московским войском под предводительством Михаила Шеина. Но до взрыва поляки с внутренней стороны башни успели насыпать большой земляной вал.
     Краткая справка. Название "Грановитая" башня впоследствии получила не только потому, что была 16-гранной, но также и из-за своего нахождения на самой южной точке крепостной стены, на грани (границе) её поворота от Антифоновской башни к Маховой. Во время осады Смоленска московским войском был сделан подкоп под башню, и в апреле 1633 (32,34) гг. она была взорвана. Однако атака была отбита, так как поляками с внутренней стороны крепости у башни был насыпан земляной холм, часть его сохранилась до наших дней под названием Шеинов бастион. В том же месте, где пострадала каменная стена, был насыпан вал длиною почти в 30 м. (15 саженей) и шириною более 10 м. (6 саженей). При Петре I в 1706-08 гг. на месте пролома был насыпан бастион - участок крепости, защищённый равелином, и названный по имени инженера, укреплявшего этот участок, "крепостью Ковалье". В валу же, насыпанном вместо участка взорванного прясла стены, были устроены караульня и пороховой погреб. В 1819 г., в связи с работами по перепланировке этого района города, бастион был разобран (при создании Лебедевского проезда - см. № 2, "Антифоновская башня"). В 1905 г. он вошёл в комплекс Сосновского сада (нынешний Парк пионеров).


    Номер 19. Маховая башня Смоленской крепостной стены находится в центре Смоленска, между Парком пионеров и памятником защитникам Смоленска. Когда-то рядом с ней находилась Грановитая башня, взорванная в XVII веке (на ее месте был насыпан Шейнов бастион) и Молоховскими воротами, которые так же не сохранились до наших дней. По одной из версий, свое название «Маховая» эта четырехугольная башня получила от фамилии одного из смолян – Ивана Маховцева, которой руководил обороной этого участка стены в Смоленске во время осады города войсками Речи Посполитой в 1609-1611 годах. Другая версия объясняет это название башни тем, что эта высокая башня была хорошим наблюдательным пунктом и с нее подавали предупредительные сигналы – махали какими-то предметами или сигнальными огнями. Существовал и иной вариант названия башни – «Моховая», которое объяснялось тем, что рядом с башней были заболоченные места, а потому в округе росло много мха. В 1884 году Маховую башню в Смоленске отдали для размещения в ней губернского архива. В начале XX века эта башня и пруд около нее входили в единый комплекс «Сосновского сада», получившего название по имени его устроителя, губернатора В. О. Сосновского.

    Номер 20. В 1602 году было закончено строительство Смоленской крепостной стены. Главные проездные ворота в город с южной стороны назывались Молоховскими. Именно от них образовавшаяся в этом месте площадь получила свое название. Это место неразрывно связано с богатой историей Смоленска и теми событиями, которые здесь происходили. Так, в 1708 году через Молоховские ворота после победоносного сражения у Лесной в Смоленск въезжал император Петр Великий. Потом, во время правления Екатерины Великой, когда улицам и закоулкам Смоленска стали придавать новый вид, площадь получила геометрически правильную форму – 225х225 метров.
     В 1812 году на Молоховской площади лилась кровь защитников города, которые обороняли ее от наполеоновских войск. Здесь погиб доблестный генерал Антон Скалон, потомок древнего французского рода. Наполеон предлагал ему с сохранением всех почестей перейти на его сторону, но Скалон отказался, навсегда сохранив верность России. Молоховские ворота были разрушены, но удивительным образом под завалами осталась неповрежденной икона Божьей Матери. Именно поэтому ворота восстановили, и они простояли на площади до начала ХХ века. Перед Великой Октябрьской социалистической революцией на Молоховской площади находились всего несколько деревянных домов, каторжная тюрьма и ипподром. В праздники здесь разворачивались балаганы и карусели. В середине 30-х годов 20-го столетия советская власть уничтожила Молоховские ворота. Вот как пассказывает о тех временах писатель Борис Васильев. В своем произведении «Летят мои кони» он пишет об этом так: «В июне 1936 года городские власти решили осушить остатки крепостного рва у Молоховских ворот. Тогда это была огромная гниющая лужа; когда спустили воду и осела муть, полутораметровый слой вонючего ила оказался битком набитым холодным и огнестрельным оружием. Здесь перемешались все эпохи, и рядом с татарской саблей мирно сосуществовал палаш начала века, а пулеметная лента лежала подле дуэльного пистолета. Чудо объяснялось просто: донная грязь сохранила не только оружие некогда штурмовавших крепость воинов, но и то, которое бросали в топь темными ночами гражданской войны, не желая сдавать властям».
     В это же время на площади Смирнова начали строить кинотеатр «Октябрь», а чуть позже и гостиницу «Смоленск». Правда, первый киносеанс состоялся в «Октябре» лишь в 1946 году.
     Слева от ворот находился ныне исчезнувший памятник герою Отечественной войны П. И. Энгельгардту. Памятник был поставлен в 1835 году на месте гибели Энгельгардта с южной стороны городской стены у Молоховских ворот. Монумент выполнен из чугуна. До наших дней памятник не сохранился. В настоящее время осталась единственная память об П. И. Энгельгардте - мемориальная доска на доме номер 2 по ул. Дзержинского.
     Энгельгардт Павел Иванович (1774-15.10. - 1812, Смоленск), помещик сельца Дягилево Поречского уезда (ныне Демидовский район) Смоленской губернии. Обучался в первом шляхетском корпусе, состоял на военной службе, в 1812 г. - подполковник в отставке. За участие в партизанском движении и защиту уезда против мародеров Энгельгардт был расстрелян французами за Молоховскими воротами. В последний путь Павла Ивановича провожал священник, первый историк Смоленска Н. А. Мурзакевич.


    Номер 22. Круглая глухая Кассандаловская башня — одна из несохранившихся до наших дней башен Смоленской крепостной стены. Она располагалась когда-то в южной части города. Сегодня эта территория Сквера памяти героев. Западнее Кассандаловской башни была построена башня Донец, а восточнее – Безымянная малая четырехугольная башня, взорванная в ночь на 17 ноября 1812 г. оставляющими город войсками Наполеона. Название данной башни Смоленской крепости до сих пор не объяснено ни одним исследователем. Возможно, оно имеет польские корни. Другие названия Кассандаловской башни – Козадоловская или Козодавлевская – связаны с местом пастбищ рогатого скота.
     В период осады Смоленска войсками Речи Посполитой Кассандаловская башня Смоленской крепости получила небольшие повреждения. Пережив русско-польскую войну и штурм крепости французами в августе 1812 года, в ночь на 17 ноября 1812 года обессилевшие и замерзшие французские войска, оставляя Смоленск, взорвали 9 башен крепости. В их числе пострадала и Кассандаловская башня. Спустя 15 лет, в 1830-е годы место пролома было засыпано, в результате чего образовался земляной вал. В 1912 году к 100-летнему юбилею победы над армией императора Наполеона на месте Касандаловской башни на бульваре Отечественной войны было построено здание для «Городского начального училища памяти 1812 года». Здание представляет собой двухэтажный корпус в неорусском стиле. На главном фасаде по бокам здания выдвинуты массивные объёмы, стилизованные под башни крепостной стены с зубцами и машикулями, левый — под круглую башню, правый — под четырёхугольную. Средняя часть фасада асимметрична, что характерно для архитектуры той эпохи. Стену над входом завершают имитированные бойницы. У подножия здания был установлен памятник «Благодарная Россия героям 1812 года».


    Номер 23. Свое название Донец четырехугольная малая башня Смоленской крепостной стены получила от места размещения стрельцов – выходцев из донских казаков – во время осады Смоленска в 1609-1611 гг. Башня Донец была частично разрушена при длительной осаде города войсками Сигизмунда III, но была восстановлена поляками в 1611 году с некоторыми изменениями. С 1912 года входила в состав бульвара Отечественной войны 1812 года, на открытии которого в Смоленске присутствовал Николай II. До революции в ней размещался архив, а после 1917 года к башне Донец был пристроен ресторан, принимающий посетителей сада «Динамо» (бывш. бульвар Отечественной войны 1812 года).

    Бюст Кутузова был установлен на средства, которые были собраны жителями Смоленской губернии. Открытие было приурочено к 100-летней годовщине Бородинской битвы, 26 августа 1912 года. Скульптором памятника была выпускница Академии Художеств в Санкт-Петербурге Мария Страховская. Первоначально бюст стоял на центральной аллее Сквера Памяти Героев. В 1930-е годы бюст был демонтирован и находился в экспозиции музея на Соборной горе, где экспонировался вместе с картиной художника Мушкетова «Наполеон в Успенском соборе». В годы Великой Отечественной войны немецкими оккупантами бюст был демонтирован с целью дальнейшего вывоза в Германию, однако советским войскам удалось возвратить его в Смоленск. Бюст был найден во время расчистки железнодорожных путей в куче металлолома на перегоне «Красное-Осиновка» на Оршанском направлении в 1944 году. Во время войны была утрачена оригинальная бронзовая доска, висевшая на постаменте. В 1975 году при реконструкции Сквера Памяти Героев бюст был перенесён с центральной аллеи ко входу в него со стороны улицы Дзержинского.
     Перед памятником находится гранитный монолит с текстом обращения Кутузова к населению Смоленской губернии 20 августа 1812 года: "Достойные смоленские жители, любезнейшие соотечественники! С живейшим восторгом извещаюсь я отовсюду о беспримерных опытах в верности и преданности вашей… к любезнейшему отечеству. В самых лютейших бедствиях своих показываете вы непоколебимость правил. Враг мог разрушить стены ваши, обратить в развалины и пепел имущества, наложить на вас тяжкие оковы, но не мог и не возможет победить и покорить сердец ваших. Таковы россияне!"


    Номер 24. Громовая башня. Одна из самых известных и красивых башен Смоленской крепости имеет и второе название, гораздо менее благозвучное: Топинская. Его она получила потому, что в старые времена перед башней во рву и окрестностях во время дождей образовывалась редкостно непролазная топь даже по смоленским меркам. А о названии «Громовая» спорят до сих пор. То ли орудия башни при выстрелах гремели как-то особо впечатляюще и грозно, то ли в её навершие необычно часто попадали молнии. Во время Отечественной войны 1812 года усилиями французов справа от башни образовался пролом, «Ильинская форточка». Доделать его во время восстановления города так и не удосужились. В том числе потому, что он немедленно стал использоваться жителями для более быстрого прохода в Старый город. С 1781 года после строительства рядом по повелению Екатерины II здания резиденции губернаторов Ильинскую форточку переименовали в Губернаторский пролом. В 1870 году пролом уже вполне сознательно расширили и облагородили. Через него продолжилась улица Ильинская, будущая улица Октябрьской революции.

    Номер 25. Рядом с башней Бублейка находятся каскадные искусственные водопады и берет свое начало ров, тянущийся до парка Лопатинский сад. Сразу за башней расположена 350-метровая телевизионная вышка Смоленска. Четырёхъярусная башня Бублейка соединена пряслом стены с Копытенской башней, а с Громовой башней Бублейку разделяет «Литовский» земляной вал XV-XVI веков, насыпанный на месте разрушенного участка крепостной стены. Название башни связано с сигнальными функциями: при приближении врага с нее подавались громкие звуковые сигналы – били в бубны или барабанили. Башня Бублейка была частично разрушена в 1609-11 годах во время осады Смоленска войсками Речи Посполитой, но была восстановлена поляками в захваченном городе.

    Номер 26. Трёхярусная Копытенская башня имеет ворота и коленчатый проезд в виде буквы «Г»: подобное устройство башни позволяло обеспечить более эффективную защиту во время нападения на город. Над воротами по православному обычаю снаружи и изнутри города были установлены иконы в особых углублениях – эти углубления можно и сейчас увидеть над входом в башню. Своё название Копытенская башня получила от слова «копыта». Дело в том, что до строительства башни на этом месте была дорога, по которой жители Смоленска выгоняли скот на находившееся поблизости пастбище. Скотопрогон оставался ещё долгое время и после возведения башни. Другие название башни: Ильинские ворота, Копытенская надвратная башня, Королевские ворота. Копытенские ворота Смоленской крепости пострадали во время осады города войсками Речи Посполитой в 1609—1611 годах. В конце XIX века в здании Копытенской башни располагался губернский архив. В период Великой Отечественной войны эта башня Смоленской крепостной стены пострадала от авиационных налётов неприятеля. В послевоенные годы башня использовалась под склады инвентаря.

    Номер 30. Гуркина башня. Одна из несохранившихся до наших дней башен Смоленской крепостной стены. Гуркина башня находилась западнее нынешней улицы Бакунина, на территории современной школы № 28 (дом № 14), между башнями безымянной и Коломинской. Представляла собой четырёхугольную малую глухую башню. Гуркина башня получила своё название в честь московского мастера Гуры Вахромеева, который занимался восстановлением стены в 1692 либо в 1699 году, в том числе и данной башни. В начале XX века часть одного из прясел башни была разобрана для создания проезда (ныне — участок улицы Пржевальского между школой № 28 и сохранившимся фрагментом крепостной стены в парке «Лопатинский сад»). По официальным данным, Гуркина башня с примыкающими к ней пряслами стены была взорвана в годы оккупации Смоленска немецкими войсками в ходе Великой Отечественной войны в 1941—1943 годах. Однако на чертежах обмера стены, который производился в 1937 году, Гуркина башня обозначена как «бывшая», а здание школы построено в 1938 году. Таким образом, вероятнее всего, что Гуркина башня была снесена в 1930-е годы.
     В 2020 году Администрация города Смоленска предоставила на суд горожан очередной дизайн-проект по благоустройству крепостной стены. Называется он «Обозначение утраченной башни «Гуркина»». По концепции автора, линия крепостной стены обозначена брусчаткой красного цвета, которая упирается в фасады домов. На фасадах стена обозначена контрастным цветом. Фасад дома 10в на улице Бакунина изменен, использован классический простой декор. Так как дворы домов находятся на разных высотах, со двора дома 10в по башне проходит лестница, соединяющая верхний и нижний уровни.








Tags: Смоленская Стена, Смоленщина, история, смоленск
Subscribe

Posts from This Journal “Смоленская Стена” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments