Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

Categories:

Смоленская крепостная стена и её тайна. Часть 1.

   Больше четырёхсот лет эта стена поражает и удивляет, защищает и раздражает. Вопреки времени и человеческой гордыне она возвышается над городом и смиренно живет настоящим. А ещё дарит. И этот дар мы почувствовали. За древней Смоленской крепостной стеной живет своей шумной, суетной жизнью город. Но несколько шагов  - и, оказавшись с наружной её стороны, ты вдруг взлетаешь и видишь далёкий горизонт. Бескрайний дали. Именно оттуда в далёкие времена ждали подмоги со стороны Москвы, которая так надеялась на Смоленск с его мощной крепостью. И крепость принимала удар за ударом. Её взрывали, ломали, разбирали. Но... она стоит и хранит тайну, которой может поделиться с каждым!

   Смоленск, учитывая его географическое положение, был "ключом" ко всей России. В результате объединения в 1569 г. Литвы и Польши в одно государство — Речь Посполитую — для России появилась угроза с запада. В связи с этим царь Фёдор Иоаннович, по совету своего шурина боярина Бориса Годунова, решил укрепить Смоленск как можно лучше. И в городе заложили каменную стену (в дальнейшем в письменных источниках она называлась также Годуновской стеной). Произошло это в 1587(88)1) гг., но в дальнейшем её постройка остановилась из-за отсутствия необходимых средств. В 1603 г. истекал срок 12-летнего перемирия между Россией и Польшей, и откладывать далее решение по Смоленску становилось опасно. Поэтому в декабре 1595 г. был издан Указ о строительстве каменной городской крепостной стены. В нём и определялось, что "государь царь... велел... делати государеву отчину город Смоленск каменный". Руководителем строительства был назначен князь Василий Андреевич Звенигородский. Его заместителем был боярин Семён Владимирович Безобразов с подручным дьяком Посником Шипиловым. В обязанность последнего входило "хранение государственной казны", оформление документации и наём рабочей силы. Для этого В. А. Звенигородскому разрешалось по прибытии в город потребовать у смоленского воеводы князя Михаила Петровича Катырева-Ростовского в товарищи десять человек целовальников, смолян посадских - лучших людей, которые должны были все затраты на строительство крепости "писать в книги подлинно, порознь, по статьям... чтобы в деньгах кражи не было". Но фактически руководителем всех строительных работ являлся "государев мастер" Фёдор Савельевич Конь. В. А. Звенигородский с подчинёнными прибыл в Смоленск и получил у архиепископа Феодосия благословение на "городовое дело". Официально принятая дата начала строительства стены — весна 1596 г. По этому поводу "Новый летописец" (летописный свод, охватывающий события 1584—1616 гг.) сообщает, что "царь Федор Иванович помыслил Смоленский поставить град каменной, посла шурина своего Бориса Федоровича Годунова повеле места осмотрети и град заложити". Годунов "приде в град Смоленск и пев у пречистыя Богородицы (в Смоленском соборе) молебныя и объеха места, како быти граду, и повеле заложити град каменной". Закладка стены была совершена им торжественно, при большом числе местных жителей, причём Борис сам уложил первый камень в основание будущей стены.
     Существует предание, что позже он писал царю: "Построимъ мы такую красоту неизглаголанную, что подобной ей не будетъ во всей поднебесной. Одних башенъ на стене 36, и поверху ея свободно проезжай на тройкъ. Какъ на сытой толстой важной боярынъ красовито лежитъ аксамитное, многоценное ожерелье, прибавляя ей красоты и горделивости, так и Смоленская стена станетъ теперь ожерельемъ Руси Православной, драгоценностью на зависть враговъ и на гордость Московского государства". Для постройки стены были отписаны в казну все кирпичные заводы. На возведении стены работало около 6 тысяч человек. Это был первый случай в истории российского государства, когда официально было разрешено использование вольнонаёмного труда. Также впервые в истории был наложен запрет на возведение в стране, где бы то ни было, каменных сооружений до окончания строительства смоленской стены. Государство на период стройки забрало себе все принадлежавшие монастырям, дворянам, купцам места по производству кирпича, крупные и мелкие. Заводы и заводики стали работать только на смоленскую стену. Также царский указ требовал "сыскать в Смоленску на посаде и в уезде сараи и печи все, владычны и монастырски и всяких людей сараи, где делывали кирпич и известь и кирпич жгли, да те все сараи и печи отписати им на государя и великого князя Федора Ивановича".
     Кирпичи достигали 17 кг каждый и поражали своей прочностью. Тайну их изготовления до сих пор не могут разгадать, так как рецептура утрачена. В связи с тем, что нападения на город чаще бывали с запада, первой строилась эта часть стены. В 1602 г. на воротах Днепровской башни в нише установили икону Божией Матери - Одигитрии (Путеводительницы). Это была копия с Соборной иконы, присланная из Москвы Годуновым в дар Смоленску как образ покровительницы города. Таким образом, можно считать, что с этого времени стройка была завершена. Построенная стена имела вид неправильного многоугольника. Параметры стены после постройки были следующими: длина без круглых башен, выступающих наружу, 5 км. 309 м. 46 см., длина стены с башнями - 6 км. 575 м. 24 см.; высота — от 8 м. 53 см. до 12 м. 80 см.); толщина — от 4 м. 27 см. до 7 м. 47 см. Среднее расстояние между башнями равнялось 158 метрам. Однако на юге, где местность открытая, они были расположены кучнее.
     Стена была покрыта деревянной кровлей, башни — черепичной. В самой стене в 2 ряда располагались амбразуры с бойницами. Для стока воды, в том числе и из ручьёв, в стене были проложены каменные трубы со сводами.
     В 1609-11 гг. Смоленск подвергся осаде войсками польского короля Сигизмунда III. При этом в результате постоянных штурмов и регулярных пушечных обстрелов крепость пострадала. Завоевав город, поляки стали его укреплять. Восстанавливались разрушенные крепостные башни, заделывались проломы в стене. На её взорванном участке, где они ворвались в город, сделали новую земляную насыпь, тоже полукружьем, но на внешнюю сторону. Внутренняя полукружьем насыпь уже существовала, так как её возвели защитники города перед башнями, где были проломы в стене в результате штурмов. Так появилась особая цитадель — Королевская крепость, сохранившаяся в виде земляных холмов до наших дней.
     Как тут не вспомнить вторую часть легенды, когда на горделивое заявление Бориса Годунова царю Фёдору Иоанновичу о закладке крепостной стены и о небывалой её красоте и защищённости, воевода Смоленский князь Ф. М. Трубецкой ответил: "Правду говорит Годунов: и на ожерелье Боярыни стена Смоленская похожа, и башен счетом 36, и зубцы в два ряда по стене без сметы числом, и каждый зубец крепко выкрыт листовым железом. Да боится Смоленский воевода, как в том ожерелье заведутся вши, и их будет и не выжить". Во время осады 1632-34 гг. Смоленска московским войском стена вновь пострадала. Более того, в юго-восточной части крепости под Грановитую башню в 1633 (32, 34) г. был сделан подкоп, и она была взорвана. Однако поляки, знавшие о работе русских, с внутренней стороны башни успели насыпать земляной холм и тем самым защитить крепость от проникновения в неё московских войск. Атака была отбита, а на месте башни холм остался и сохранился до наших дней как часть Шеинова бастиона. В 1654 г. закончилось польское присутствие в Смоленске. Осенью войсками царя Алексея Михайловича он был отвоёван. Но при этом крепостная стена вновь пострадала, так как город в период осады опять систематически и интенсивно обстреливался пушками. Более или менее целыми оставались только 10 башен, остальные, а также стены, были покрыты многочисленными трещинами. Королевский бастион был практически весь уничтожен, и его восстановление требовало больших затрат. После возвращения Смоленска в состав России стена была восстановлена. Также стена ремонтировалась в 1692 г. при царях Иоанне и Петре Алексеевичах. Руководил этими работами Гура Вахромеев.
     Северная война России против Швеции за овладение выходом к Балтийскому морю (1700-1721 гг.) вновь выдвинула Смоленск на передовой рубеж обороны Русского государства. Понимая важное стратегическое значение Смоленска, Пётр I ещё в 1698 г. побывал в городе и пришёл к мысли о необходимости его укрепления. В январе-марте 1706 г. он вновь посетил город (в этот год царь приезжал в Смоленск пять раз), после чего началось сооружение вокруг крепостной стены земляных укреплений. Так, от Городецкой башни до Иверовской по берегу Днепра была сооружена земляная крепость (начальный отрезок современной улицы Большая Краснофлотская). Под Городецкой и другими башнями, расположенными рядом с Днепром, были оборудованы пороховые погреба. В районе бывшей Безымянной грановитой башни (Королевский бастион, ближе к Копытинской башне) были насыпаны земляные шанцы. В верхней части города ворота и форточки крепости против выездов и выходов во рвы также были защищены земляными насыпями. Кроме этого, было развёрнуто и строительство на правом берегу Днепра, на месте существовавшего небольшого примостного укрепления (оставшегося от польской эпохи), новой земляной крепости (кронверка) для прикрытия днепровского моста, соединявшего крепость с Заднепровским предместьем. В конце XVIII в. крепость имела ещё хорошо сохранившиеся стены и 30 башен. Помимо Королевского бастиона и вала Шеина, существовало ещё несколько дополнительных земляных укреплений. К началу войны 1812 г. пустые места на обвалившихся участках крепости (проломах) были заделаны кирпичом, так как после землетрясения 1801 г. в стене, которая и так уже обветшала, появились новые трещины. Уходя из Смоленска, в ночь на 5 ноября 1812 г. (17 ноября н. ст., как раз в день 210-летия стены), отступавшие французы взорвали 9 башен стены: Лазаревскую, Стефанскую, Молоховскую, Безымянную (Малую 4-угольную, между башнями Молоховской и Кассандаловской), Кассандаловскую, Богословскую, Микулинскую, Безымянную (на Казанской горе) и Пятницкую водяную (Воскресенскую) башни.
Курзов Г. Л. "О крепости старой..."


   Начинаем наше путешествие по смоленской стене с башни Веселуха.

   На карте она под номером 7.

Эта башня стоит на крутом обрыве. Такое ощущение, что она вот-вот оторвётся от крепостной стены, частью которой она на самом деле является, и упадет. Башня Веселуха - одна из самых интересных башен Смоленской крепости. Люди прозвали её так, потому что с неё открывается захватывающая панорама — «весёлый вид», «веселящий душу». Другое название башни — Лучинская — связано с её расположением: она стоит на высоком холме, напротив крутого изгиба Днепра, а в местном говоре «веселуха» означает «радуга», то есть дугообразный изгиб. Есть и другая версия происхождения названия, более мрачная. Говорят, во время постройки башня постоянно давала трещину, что бы ни делали. Отчаявшиеся строители обратились к колдунье, та посоветовала замуровать в стену самую красивую девушку города. Так и было сделано. Красавица же, замурованная заживо в своей темнице, не жаловалась, а смеялась... С тех пор башню зовут Веселухой.
     Легенды и тайны Смоленской крепостной стены во все времена интересовали людей. Так, в 1845 году об этом написал роман «Башня Веселуха» Фридрих Этингер, немецкий религиозный мыслитель. В наши дни по его книге была написана одноименная пьеса, которая до недавнего времени шла в Смоленском камерном театре.




   Следущая башня - Позднякова. Номер 8.
     Название башни связано со смоленским купеческим родом Поздняковых. В XVI веке купец Василий Поздняков, занимающийся торговыми делами в Москве, был отправлен в Царьград в числе посольской делегации с деньгами и дарами для патриарха александрийского Иоакима, написав о своих путешествиях «Хождения». Другое название башни Позднякова – Роговка. Можно подумать, что оно связано с близостью «Чертова оврага» или ночными игрищами «нечистой силы» на Восточном участке стены в XVIII веке. Однако на самом деле оно объясняется с помощью словаря смоленских говоров. Так обозначался поворот или раздвоение дороги, а улица Тимирязева как раз в этом месте раздваивается: одна тропинка уходит наверх холма, а другая – круто спускается вниз к улице Соболева. В годы осады Смоленска в 1609-1611 годах на крепостную стену в районе башни Позднякова войсками Речи Посполитой организовывались одни из самых ожесточённых штурмов, а в 1633 году к ней из Чёртова рва велся минный подкоп московского войска. Свершить задуманное не удалось в связи с подходом на помощь к осажденным войска польского короля Владислава, сына умершего Сигизмунда III. Остатки этого подкопа и следы «подземной войны» видны у подножия башни до сих пор.


   Такой вид из бойницы в стене в сторону города.

   Башня Орёл. 9 номер.
     Башня Орёл являлась одним из самых мощных восточных узлов крепости. Форма основания башни – 16-гранник, однако издалека кажется, что башня Орёл круглая. Благодаря тому, что башня сильно выступала из линии крепостных стены (т.н. «глухая» башня), она обеспечивала как фронтальный бой, так и оборону примыкающих прясел. Башня возвышалась над Чертовым рвом, густо заросшим кустарником. Во время её строительства под фундаментом был сооружён слуховой ход для обнаружения подкопов. Башня принимала на себя удары поляков (1609-11 гг.), страдала при осаде воеводы Шеина (1632-34 гг.), и войск царя Алексея Михайловича (1654 г.). К башне постоянно пытались сделать подкопы, для их уничтожения навстречу прокладывали контрподкопы, поэтому все пространство перед ней было полно ходов, траншей и окопов. Тем не менее, никому, в том числе и польскому корпусу армии Наполеона при штурме Смоленска в 1812 году не удалось сломить оборону на этом участке крепостной стены. Однако, как это иногда случается, в историю башня Орёл вошла вовсе не боевыми заслугами. В екатерининские времена случилась криминальная история с "нехорошими" привидениями (я вам обязательно расскажу ее во время экскурсии!). На основании этой истории смоленский писатель по фамилии Этингер написал повесть «Башня», в которой все имевшие место события изложил в этаком мистическо-водевильном стиле. Вот эту самую повесть Алексей Толстой и переработал в знаменитого «Графа Калиостро». А уж на основе этого рассказа появился знаменитый фильм Марка Захарова «Формула любви», действие которого происходит на Смоленщине. Так что у знающих людей вид башни Орёл вызывает в памяти не только четыре войны, которую она с честью выдержала, но и песенку «Уно моменто», и массу бессмертных фраз из великолепной Захаровской комедии.




   Под 10 номером - башня Авраамиевские ворота.
     Когда-то эта башня Смоленской крепостной стены была проезжей. До сих пор на первом ярусе Авраамиевской башни видны чугунные ворота. Проезд в них был не сквозной, а «коленом» - для дополнительной защиты. Свое название эта башня получила в честь Авраамиевского монастыря, располагавшегося недалеко от нее. По преданию, в том древнем монастыре хранились мощи святого Авраамия Смоленского. Каждый из четырех ярусов этой четырехугольной башни имеет узкие бойницы. Ярусы соединены между собой крутыми каменными лестницами. Самый мощный ярус Авраамиевской башни, четвертый, имеет 36 боевых окна. Когда-то в специальной нише над Авраамиевскими воротами была закреплена надвратная икона. С 1777 по 1812 гг. эта башня Смоленской крепостной стены служила городу пороховым складом.



   Так стена сейчас выглядит изнутри.


   Номер 11 - башня Заалтарная (Белуха).
     Свое название Заалтарная башня получила по месту своей постройки – в заалтарной части старинной деревянной церкви Авраамиевского монастыря, основанного преподобным Авраамием в XII в. Другое название башни – Авраамиевская круглая башня – так же связано с ее расположением. Любопытно, что в XVI веке Заалтарную башню называли «Белуха», ведь изначально стены Смоленской крепости были покрыты белой известью. Заалтарная башня пострадала в 1609-1611 годах при осаде города войсками Речи Посполитой: во время одного из штурмов города поляками ее деревянные конструкции полностью выгорели. В 1633 году Заалтарная башня стала одним из мест, на которое были нацелены основные удары московского войска под руководством смоленского воеводы Михаила Шеина в попытках отбить Смоленск у неприятеля. В этом месте развернулась настоящая «подземная война». Остатки этих траншей батарей Шеина можно увидеть и сейчас у подножия башни. Во время Северной войны, по приказу Петра I, башня была дополнительно защищена высокой земляной насыпью.


   Под номером 12 - башня Воронина.
     Четырехугольная малая башня Воронина входит в состав одного из самых протяженных участков Смоленской крепостной стены, однако подняться на нее нет возможности. Воронина башня хорошо видна со стороны улицы Исаковского, однако со стороны улицы Маршала Жукова нет возможности взглянуть на башню Воронина, так как она скрывается за заборами здания областного военного комиссариата. Соседние башни сохранились: это 16-гранные Заалтарная и Долгочевская башни. Т. к. этот участок стены лежит на равнинной местности, в 1706 году башня получила дополнительную защиту в виде высокой земляной насыпи, просуществовавшей здесь вплоть до конца XVIII века. Свое название башня Воронина получила во второй половине XIX века – такова была фамилия местного землевладельца. До этого периода истории башня не имела иного обозначения и была безымянной.


   Номер 13 - Долгачевская башня.
     Долгачевская башня. Название "Шембелева" получила, по мнению И. И. Орловского, от фамилии конкретного исторического лица -  генерала Шембеля; по мнению С. П. Писарева - от имени бывшего заведующего ею по фамилии Шембель. В 1706 г. башня была защищена земляной насыпью. В конце XVIII в. здесь ещё существовали остатки "батареи", защищавшей с внешней стороны восточную часть крепости.


   Под номером 14 - Башня Зимбулка.
     Зимбулка. Исследователи считают, что свое необычное название башня получила от прозвища «Зимбули» одного из жителей Вяземского уезда. В 1706 году по приказу Петра I башня была, в числе прочих, защищена рвом и земляной насыпью. Частые визиты Петра I в. Смоленск в начале XVIII века были связаны с активной внешней политикой монарха, в частности, с войной против Швеции за выход к Балтийскому морю. Укрепления в Смоленске должны были преградить путь войскам шведского короля Карла XII, похвалявшегося «пройти чрез Смоленск, овладеть Москвою и дать в ней своим генералам обеденный стол». В начале XX в. со стороны города площадка возле неё была застроена, и осмотреть Зимбулку можно было только с внешней стороны стены. Долгое время рядом с ней располагались цирковые шатры приезжих артистов.


   Номер 15 - Никольские ворота.
     За свою историю Никольские ворота не раз страдали от рук неприятелей и вновь восстанавливались. Изначально они были не сквозными, а с «коленом» (поворотом налево), что обеспечивало при штурме большую безопасность для защитников крепостной стены. А закрывались они опускаемой металлической решёткой (герса). Никольская башня являлась второстепенной въездной башней в Смоленск (парадные — Фроловская и Молоховская — не сохранились). Во время Северной войны (1700-1721 гг., — Двадцатилетняя война) южный участок крепости обнесли рвом. Тогда же пробили калитку (форточку, потерну) в бойнице подошвенного боя на месте в далеком будущем арки под трамвай. 4-5 августа 1812 г. русские войска дали наполеоновским войскам сражение под стенами Смоленской крепости. За два дня боев французы потеряли убитыми и ранеными не менее 20 тыс. человек (наши потери были вдвое меньше). Но оборонять город не входило в планы русского командования, и уже 6 августа Наполеон въехал в опустевший Смоленск на белом коне через Никольские ворота. Тогда же, во время штурма города, на Никольской башне сгорела крыша.
     Город рос, и появилась необходимость расширить пропускную способность, да и крепостная стена со временем потеряла своё первоначальное оборонительное предназначение. 11 октября 1896 г. губернатор обратился в Императорскую Археологическую комиссию с просьбой разрешить расширение пешеходной калитки. Он мотивировал свою просьбу тем, что ворота в Никольской (Еленской) башне имели крайне неудобный поворот под прямым углом, вследствие чего на этом месте часто происходили столкновения экипажей. Калитка соединяла части города посредством маета, перекинутого через ров.


   Когда начал собирать материал о Смоленской крепостной стене, то понял, что придётся разбить его на несколько частей. Всё-таки четыре века! До сих пор очень много вопросов к истории. Начиная с названия башен и заканчивая датами и событиями. Ведутся баталии на форумах. Пишутся исторические статьи. И это все во благо всем нам. Ведь на то она и память, чтобы помнили и хранили.
     В следующей части - рассказ о других башнях Смоленской крепостной стены.






Tags: Смоленская Стена, Смоленщина, история, смоленск
Subscribe

Posts from This Journal “смоленск” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments