Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск. (kirlish) wrote,
Вокруг да около Смоленской АЭС. Десногорск.
kirlish

Categories:

Танк Т-60. Рассказ о трех малютках. "Курган Славы" г. Десногорск.

   У нас в Десногорске находится уникальный воинский Мемориал - "Курган Славы". Подобного нет во всей Смоленской области. И рассказ о нем впереди. Сейчас хотелось бы рассказать историю, связанную с недавно появившимся на площадке около Кургана танком Т-60. Эта статья - рассказ о Екатерине Петлюк, Аде Занегиной и танке Т-60 "Малютка".


   В суровом 1942 году девочка Ада Занегина со своей мамой оказались в эвакуации в Омской области, куда они бежали от немецкого наступления под Смоленском. Там же, в омском селе Марьяновка, началась история, удивительная и по сегодняшним меркам.
   Маленькая Ада написала письмо в местную газету.
    «Я – Ада Занегина. Мне 6 лет. Пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычевки Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танки. Я собрала на куклу 122 рубля 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовем его «Малютка». Когда наш танк разобьет Гитлера, мы поедем домой. Ада».
     Вскоре в ответ на заметку стали поступать детские письма из Омской и соседних областей. Дети жертвовали свои крохотные сбережения и делились своими чувствами о войне. Для таких посланий в газете появилась отдельная рубрика, а в госбанке открыт специальный счет № 350035. Собранную сумму 160 886 рублей перечислили в Фонд обороны и отправили телеграмму о том, что дети хотят назвать танк «Малютка». И «Малютка» действительно появилась. Это отрывки из писем других детей.
     «Я хочу вернуться в Киев. Вношу собранные на сапоги деньги — 135 рублей 56 копеек — на строительство танка «Малютка». Алик Солодов. 6 лет«.
     «Мама хотела купить мне новое пальто и накопила 150 рублей. Я поношу старое пальтишко. Тамара Лоскутова».
     «Дорогая незнакомая девочка Ада! Мне только пять лет, а я уже год жила без мамы. Я очень хочу домой, потому с радостью даю деньги на постройку нашего танка. Скорей бы наш танк разбил врага. Таня Чистякова».
     «Я хочу вернуться в Киев. Вношу собранные на сапоги деньги — 135 рублей 56 копеек — на строительство танка «Малютка». Алик Солодов. 6 лет«.
    Из рассказа о том времени Адель Александровны Воронец (Ады Занегиной) Омскому общественному порталу.
    Точная судьба танка неизвестна, а вот главная героиня истории Адель Александровна Воронец стала первоклассным офтальмологом, воспитывает внуков, любит путешествовать по Европе, а живет в подмосковном городе Электросталь. Мы поговорили с Аделью Александровной об истории с «детским» танком, о том, каково эвакуировать из-под Смоленска несколько десятков детей и что она помнит о военном Омске.
    - Вашу историю «обнаружили» спустя тридцать лет, все это время вы помнили о том письме или для вас это было «как снег на голову»?
     - Да, неожиданно нашли пионеры, когда готовились к тридцатилетию победы, но я помнила. (прим.: В 1975 году школьники, занимавшиеся в клубе «Искатель» Дворца пионеров Омска, обнаружили в старой подшивке газет номер «Омской правды» с письмом Ады и решили разыскать участников событий тех лет). Просто мы уехали на Смоленщину в самом конце 1943 года, причем еще и попали под бомбежку во Ржеве. Хорошо, что в нас бомба не попала, хотя разорвалась она недалеко и, к сожалению, были жертвы. А если бы попала в вокзал, то вы бы со мной не разговаривали!..
     Жизнь налаживалась, и все пошло одно за другим – школа, институт… Как-то мы с мамой даже вспоминали об этом, думали, что, наверное, ничего из этого не получилось.
     - То есть вы пребывали в полном неведении?
     - Да, но мысли узнать были. На телевидении показывали передачи, которые вел писатель Смирнов. Ему писали письма о войне, он находил героев войны и рассказывал разные истории. И у меня была такая мысль, написать ему о моем случае и узнать – удалось ли что-то? А потом я думаю – да ну, напишу, а может ничего и не было. Тем более, сумма первоначальная смешная была. (Прим. Ада прислала в редакцию 122 рубля, буханка ржаного хлеба в то время стоила 150-200 рублей). Но все равно собиралась по копеечкам – куклу-то хотелось!
     - А почему так получилось, что у вас не было куклы?
     - Свою единственную игрушку я потеряла еще в Сычевке (село Смоленской области) во время бомбежки. От бомб все побежали прятаться, смешно сейчас сказать – в сад, а я эту игрушку - там была хрюшка и какой-то чемоданчик - попыталась схватить с собой. Маме, конечно, было не до игрушки, когда летят самолеты и бомбят совсем рядом, она пыталась ребенка спасти, вот схватила и выкинула, не знаю куда. Так я без всего осталась.
     - Как вы попали в Омск?
     - Мы выехали из своего села в августе сразу, как немцы начали занимать Смоленщину. О том времени вспоминаются бомбежки, ходившие по полям солдаты и очертания танка вдали. Немцы стремительно приближались, и с каждым днем уехать с этой территории становилось все сложнее.
     - Как же вам удалось покинуть почти оккупированную территорию?
     - Это целая история. Выдвигаться нужно было не только нашей семьей – мне, маме и ее племянницам. Дело в том, что мама работала в детском доме, в котором все дети, а их было около сотни, болели трахомой. До войны трахома – инфекционное заболевание глаз, была очень распространена и с ней активно боролись по госпрограмме. Из разных детдомов забирали больных трахомой детей и изолировали их, и в нашей Сычевке, куда мама приехала работать врачом, была трахомная лечебница. Их лечение заканчивалось и осенью они должны были быть распределены по разным детским домам. Но началась война, и фактически этих детей бросили – начальство уехало, а дети остались. Немцы близко, а никому дела нет.
     - Вы покинули Смоленщину в августе, а приехали в Омск только к зиме, почему так?
     - Ехали очень долго, потому что часто пропускали поезда вперед, те, что направлялись на фронт, везли вооружение и воинские части, а с фронта – раненых. Так и добрались до Омска только к зиме. Там детей стали распределять по детским домам, мама гордилась, что удалось перевезти столько ребятишек, всегда говорила: «Ни один не завшивел!» В Омске по воспоминаниям было очень холодно, мы жили у разных людей. В первом месте была пристройка, где помещалась деревянная сбитая кровать, на которой спали вчетвером, столик на козлах и две табуретки. Позже нас взяла к себе другая женщина. Когда мы уехали в эвакуацию, у нас вообще ничего не было, тем более игрушек. Как-то мы с детьми нашли пробирку со ртутью – и играли шариками ртути, мы же не знали тогда, что это опасно. Играли с растениями – вербами, одевали их в лоскутки, как кукол. Так одной из двоюродных сестер я испортила платье – вырезала кусочек, чтобы «одеть» вербу.
     - Как возник порыв отдать накопленное на куклу?
     - Отдавать мне было совсем не жалко. Мама стала работать в больнице, а дома я слышала ее рассказы, как там собирают деньги на самолет. Что и говорить, тогда все этим занимались. Я ей предложила взять мои, а она отвечает: «Да что ты еще! Возьми сама, да и пошли свои деньги отдельно!». Потом благодаря случаю это произошло. Как-то раз у нас в гостях, в Марьяновке, оказалась омская журналистка, они с мамой обсуждали сбор, и я снова влезла в разговор. Журналистка обещала передать мое письмо редактору, а он «куда надо отдаст». И я начала писать, печатными буквами – писать-то не умела! Маленькая была, конечно. Пусть я написала, что мне шесть лет, но на самом деле мне еще не было шести, просто хотелось, чтобы было побольше.
     - Интересно, что в больнице был сбор на самолет, а вы выбрали танк.
     - Танк, потому что отец был танкистом. Он погиб, и я его даже не помню.
     - Вы тогда знали, что на ваше письмо откликнулись другие дети?
     - Да, конечно, видела их письма, но я-то сама как могла ответить. Я и первое письмо писала такими каракулями! Жуткое письмо было (смеется). Откликов от детей было много, даже из детских домов. Присылали кто сколько мог.
     - Как вы узнали о танкистке Екатерине Алексеевне Петлюк?
     - О Екатерине Алексеевне, которой, к сожалению, сейчас нет в живых, я узнала от другого полноценного героя всей истории. Газету с моим письмом прочитал раненый подо Ржевом солдат Порхачев, он лежал в Омске в эвакуационном госпитале. Ранение было тяжелое, он не мог ходить: был затронут позвоночник. Совсем молодой парень, ему тогда было, наверное, около девятнадцати лет, а ему говорили, что он вряд ли встанет на ноги. Жить ему не хотелось, были мысли покончить с собой. И вдруг он прочитал в газете мою «заметочку» и отзывы на нее. Это вдохновило бойца, он написал маме в больницу очень трогательное письмо. Мама к нему съездила, он был невероятно рад, потому что он с Запорожья, к нему в принципе никто не мог приехать. После того, как мы уехали в Смоленск, связь ненадолго прервалась, но он нашел маму через облздрав, ведь она была врачом. На тридцатилетие празднования Победы пригласили меня, мою маму и его. Как-то раз нам пришла от него короткая телеграмма: «Нашелся механик-водитель танка «Малютка» Петлюк». О механике-водителе он услышал по радио, специально позвонил в редакцию радио, уточнил и сообщил нам. Для меня это большой сюрприз был! Екатерина Алексеевна, конечно, тоже обрадовалась и прилетела на встречу. Нашлись все герои истории!
     Аделине Воронцовой через 70 лет вручают куклу.



   Екатерина Петлюк родилась 16 ноября 1919 года в станице Слободка Тираспольского уезда Херсонской губернии (ныне Кодымского района Одесской области, Украина) в семье потомственного железнодорожника. Украинка. Отец — Алексей Захарович Петлюк. Закончила Крыжопольскую среднюю школу. Мечтала стать лётчиком, поэтому отправилась в Одессу в школу пилотов имени Полины Осипенко. Однако с ростом 151 см медицинская комиссия не допустила её. Тем не менее, поступила в аэроклуб, став пилотом запаса и инструктором парашютного спорта. Одновременно работала пионервожатой, обучалась в кружке ПВХО, окончила курсы медицинских сестёр.
    На второй день Великой Отечественной войны, 24 июня 1941 года, Е. А. Петлюк отправилась в военкомат, откуда была направлена в действующую армию техником-укладчиком парашютов. Её воинская часть отходила на восток к реке Дон, затем под Сталинград. Рыбница, где осталась её семья, и Кировоград, где она работала до войны, уже были захвачены немецкими войсками. Когда среди военнослужащих начался отбор для подпольной работы в оккупированной Кировоградской области, кандидатура Екатерины была отклонена, так как её как комсомольскую активистку многие местные жители знали в лицо.
     В Сталинграде Е. А. Петлюк решила стать танкисткой: «на танке быстрее немцев с Украины прогоним». Однако в комиссии по отбору добровольцев в школу танкистов к ней отнеслись скептически, так как у неё, в том числе, не было профильного опыта работы трактористом или шофёром. Тем не менее ей не смогли отказать, и Екатерина была зачислена в полковую танковую школу. После войны бывший заместитель начальника школы И. X. Гуткин признался, что комиссия была уверена, что она не выдержит и откажется сама, а в крайнем случае — было указание «срезать» её на экзамене. Также ей предлагали перевестись на курсы младших политруков. Однако благодаря своей настойчивости и опыту учёбы в аэроклубе, она освоила профессию механика-водителя танка, сдав все экзамены на «отлично».
     2 июля 1942 года Екатерина Петлюк в составе маршевой роты прибыла на завод «Судоверфь». На башне вверенного ей танка поперек люка девушка вывела надпись «Малютка». Над Катей, окончившей танковую школу с отличием, шутили по-доброму: малютка на «Малютке»! Еще бы: ростом Катюша Петлюк была невеличка - всего 151 см!
В свой первый бой девчонка из станицы Слободка Херсонской губернии Катя Петлюк вступила в районе Калача-на-Дону... Земля вставала на дыбы от артиллерийских разрывов, в небо били фонтаны пламени, а меж черных воронок юрко сновал ее легкий танк «Малютка»... Миссия у «Малютки» была важной: танк подкатывался к командирским машинам, получал приказы и мчался в подразделения. Также Т-60 подвозил к подбитым машинам ремонтников, доставлял боеприпасы и отвозил в тыл раненых. Осенью 1942 года Екатерину Петлюк и «Малютку» направили в расположение 56-й танковой бригады, которая сражалась на Сталинградском фронте. В декабре 1942-го 56-ю бригаду расформировали, а несколько танков, в том числе и Т-60 «Малютка», передали в состав 90-й танковой бригады. 31 января танки бригады вошли в Сталинград, и «Малютка» вместе с Екатериной Петлюк стала свидетелем капитуляции и сдачи в плен фельдмаршала Фридриха Паулюса. 2 февраля 1943 года последние очаги сопротивления немецких войск в Сталинграде были подавлены… За время боев под Сталинградом с декабря 1942 по январь 1943 года на боевом счету механика-водителя Екатерины Алексеевны Петлюк значилось: 10 уничтоженных блиндажей, 3 автомашины, а также до 80 солдат и офицеров противника. В этих боях девушка продемонстрировала образцы героизма и мужества, отлично овладела искусством вождения танка на любой местности и в боевых условиях. Катя выжила, несмотря на три полученных ею в боях серьезных ранения.
После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом танк «Малютка» пришлось отправить в ремонт. На память о своем танке девушка сохранила себе танковые часы, которые сегодня можно увидеть в музее обороны Сталинграда. В начале лета 1943 года она воевала уже на другой машине Т-70.
    В 1970-х омские «красные следопыты» нашли в подшивках писем архива «Омской правды» письма Ады Занегиной. Вот тогда и прогремела «Малютка» советской малышни на весь СССР! Пионеры Смоленщины, узнав про героическую «Малютку», решили собрать средства на постройку тракторов. 5 июля 1979 года молодым механизаторам была вручена первая колонна «Малюток» из 15 тракторов МТЗ-80, собранных комсомольцами Минского тракторного завода на средства пионеров и школьников Смоленской области. На кабине каждого трактора, как и во времена Великой Отечественной войны, было написано: «Малютка»…

    Легкий танк Т-60 был разработан в августе 1941 года на московском заводе № 37 под руководством Николая Александровича Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки лёгких танков того периода.
     В сентябре того же года Т-60 был принят на вооружение РККА и серийно выпускался на нескольких машиностроительных заводах до февраля 1943 года, когда он был заменён на более совершенный лёгкий танк Т-70. Всего было выпущено 5920 лёгких танков Т-60, которые приняли активное участие в боях Великой Отечественной войны в 1941-1943 годах.
О Т-60 в нашей литературе и размышлениях «экспертов» было сказано много. И умных вещей, и откровенных глупостей. «Слепой» танк со слабым вооружением» – наиболее часто встречающиеся перлы. Триплексы, конечно, не очень. Но они у всех наших танков такие были. Однако сказать, что в танке ничего не видно впереди и по бокам, – это соврать. В ИС-2 намного хуже с обзором. Тонкая броня и слабое вооружение? Простите, кто сказал, что легкий танк сопровождения пехоты должен «Тигра» в борт пробивать? Это совершенно не его задача.
     Пулемет в дзоте, минометная батарея, стрелки, бронетранспортер с пулеметом же – вот цели для такого танка. И ШВАК со своей скорострельностью вполне мог устроить тяжелую жизнь. Танки – это не цель для Т-60. Там, где командиры понимали, как применять легкий танк с наибольшей эффективностью, там они пачками не горели, а прослужили весьма долго для легкого танка. Например, под Ленинградом. Когда говоришь о Т-60, сразу на язык просятся эпитеты «мелкий, шустрый и тихий». Это действительно так. Бензиновый моторчик от ГАЗа действительно работает негромко. И он один. Известен случай, когда два «тигра» под Ленинградом безуспешно гоняли Т-60, который мало того что уворачивался от стрельбы немцев, так еще и колотил ШВАКом немцам по головам. Увлекшись, немцы выскочили именно туда, куда их заманивал советский экипаж, а именно под пушки. Так два «Тигра» были потеряны благодаря грамотному использованию сильных сторон легкого танка. Введение впоследствии подкалиберного бронебойно-зажигательного снаряда повысило бронепробиваемость до 35 миллиметров. Как следствие Т-60 мог бороться на малых дистанциях с немецкими средними танками Pz.III и Pz.IV ранних вариантов при стрельбе в борт, а на дистанциях до 1000 метров – с бронетранспортерами и легкими САУ. Первое массовое применение Т-60 относится к битве за Москву. Они имелись почти во всех танковых бригадах и отдельных танковых батальонах, защищавших столицу. 7 ноября 1941 года в Параде на Красной площади участвовало 48 Т-60 из состава 33-й танковой бригады. На Ленинградский фронт Т-60 начали прибывать весной 1942 года, когда для формирования 61-й танковой бригады было выделено 60 машин с экипажами. Боевое крещение 61-й танковой бригады пришлось на 12 января 1943 года – первый день операции по прорыву блокады Ленинграда. Причем бригада, как и 86-й, и 118-й танковые батальоны, также имевшие на вооружении легкие танки, действовала в первом эшелоне 67-й армии и форсировала Неву по льду. Части, оснащенные средними и тяжелыми танками, ввели в бой только на второй день наступления, после того как был захвачен плацдарм глубиной два-три километра, а саперы усилили лед. Воевали Т-60 и на Южном фронте, особенно активно весной 1942 года в Крыму, участвовали в Харьковской операции и в обороне Сталинграда. Т-60 составляли значительную часть боевых машин 1-го танкового корпуса (командир – генерал-майор М. Е. Катуков), совместно с другими соединениями Брянского фронта, отражавшего немецкое наступление на Воронежском направлении летом 1942 года. Последней крупной операцией, в которой использовались Т-60, стало снятие блокады Ленинграда в январе 1944 года. Так, в числе 88 машин 1-й танковой бригады Ленинградского фронта находился 21 Т-60, в 220-й танковой бригаде их было 18, а в 124-м танковом полку пять Т-60 и даже один Т-40. Многие говорят о том, что Т-60 был якобы никчемной и неудачной машиной. Спорно, очень спорно. Брони Т-60 вполне хватало для защиты даже от крупнокалиберных пулемётов, а лобовая броня благодаря рациональному углу наклона с определённой вероятностью способна выдержать и попадания 20-мм снарядов (и даже низкоскоростных 37-мм от японских танковых пушек). Немцы (румыны, итальянцы) танк ценили и охотно использовали у себя.
ТТХ Т-60
Боевая масса, т: 5,8—6,4
Экипаж, чел: 2
Размеры:
Длина корпуса, мм: 4100
Ширина, мм: 2392
Высота, мм: 1750
Клиренс, мм: 300










Tags: Курган Славы Десногорск, Смоленщина, война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments