СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск. (kirlish) wrote,
СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск.
kirlish

Реадовка. Выбор человека.

    На самой окраине Смоленска находится это место - Реадовка. Красивое, с глубоким оврагами. Сейчас здесь красивый парк. Место отдыха жителей Смоленска. А в годы прошедшей войны здесь расстреливали людей. Страшное время. Время постоянного выбора человека между светом и тьмой. НИКОЛАЙ СИРОТИНИН выбрал свет.
    В оврагах парка Реадовка в течение всего времени оккупации немцы проводили массовые казни. Были среди расстрелянных и те, кто в условиях оккупации активно боролся с фашистами, – смоленские подпольщики.Только в мае 1942 года здесь после долгих пыток и истязаний были казнены 150 участников городского подполья. Известен эпизод, относящийся к 15 августа 1942 года. Сюда, в Реадовку, на расстрел везли около 60 смоленских подпольщиков. Они не пожелали идти к месту казни, словно скот на бойню, а стали сопротивляться. Убили нескольких немецких охранников, захватили личное оружие, однако кто-то из уцелевших гитлеровцев поднял тревогу, и патриоты, приняв неравный бой, погибли. Уйти сумел лишь один – Александр Степанов, от которого и стало известно о случившемся. Всего за годы гитлеровской оккупации в Реадовке было казнено около трех тысяч советских граждан. Очевидцы рассказывали, что ходить по этой окраине Смоленска было страшно – пропитанная людской кровью земля буквально шевелилась…

    В истории Великой Отечественной есть страницы, о которых не принято говорить. Среди всех войн, которые когда‑либо вела Россия, такого массового предательства не случалось никогда. С таким количеством изменников были вынуждены считаться даже в сталинском СССР. И если в 1941 году всех старост и полицаев сразу ставили к стенке, то к 1945‑му даже для тех, кто служил в СС, смертный приговор не был автоматическим. А в 1955‑м вышла амнистия. Всем – кроме убийц мирных жителей.
Работа по розыску и привлечению к суду военных преступников шла десятилетиями. Не прекращается она и сейчас.




    Фёдор Зыков был любимым ребёнком в семье. Родился он в 1919-м в деревне Жилотково Калининской области. Светловолосого мальчика родители называли не иначе как солнышком, золотцем. Фёдор закончил четыре класса школы, выучился на мастера по ремонту музыкальных инструментов. Как активного комсомольца его назначили народным заседателем в суде и обучили юридическим навыкам. Зыков женился, а в 1939-м был призван на службу. На ту пору у него уже родился сын. Война застала Фёдора в Белоруссии. Младший сержант Зыков был командиром орудия зенитного дивизиона. Отступая с частью, он оказался на Смоленщине. В октябре 1941-го попал в плен, был в банде «зелёных», а в июле 1942-го добровольно поступил в карательное формирование группы Шмидта. «Дорос» от полицейского до заместителя командира батальона. Приняв присягу на верность фашистской Германии, лейтенант Зыков имел пистолет и автомат, получал продпаёк и «зарплату» в немецких марках - за то, что истязал, убивал мирных жителей, грабил и сжигал деревни.




    Цинизму и жестокости Зыкова поражались даже фашисты. Он сам проводил допросы и сам убивал. Любил щеголять: всегда ходил в отутюженной немецкой форме и начищенной обуви. Бывало, ведут человека на расстрел, а Фёдор идет следом, на ходу обрабатывая ногти маникюрной пилочкой. Потом доставал парабеллум и хладнокровно расстреливал очередную жертву. «Я жив не буду, если кого-нибудь не убью! — частенько кричал Зыков. — Я сжёг весь Пречистенский район, сожгу Смоленск и всю Россию!»
     Однажды был задержан партизан Саша Прудников. Пареньку было всего около 17-ти лет. Сначала Сашу привели в штаб, где Зыков лично пытал и избивал его. Затем мальчишку перевели в «дом казни». Это была обычная изба с большим деревянным столом посередине. Сашу буквально распяли на этом столе, привязав. Свидетели с ужасом наблюдали, как Зыков, закатав по локоть рукава мундира, издевался над Прудниковым: отрубил ему топором стопы ног и кисти рук, кинжалом отрезал уши, нос, язык, половые органы. Вырезал на теле паренька звёзды. Выколол глаза. Мучения продолжались несколько часов, но Саша никого не выдал. Вечером Зыков построил перед «домом казни» всю роту и по несколько человек заводил внутрь, показывая окровавленный обрубок и говоря: «Смотрите, суки, так будет с каждым, кто только попробует уйти в партизаны!» Полицаев тошнило от увиденного, они падали в обморок. Зыков, отдав одежду в стирку, всю ночь пьянствовал и веселился, хвалясь своей жестокостью.
     Когда наши войска прогнали немцев со Смоленщины, Зыков отступил вместе с фашистами. Вскоре он обучился в лагере особого назначения германского города Летцен, получил звание подпоручика и в 1944-м в составе полусотни власовских офицеров был послан в Освенцим. Остаётся только догадываться, чем занимался Зыков в концлагере.






   Весной 1945-го, после взятия Освенцима, Фёдор попал под уголовную статью за измену Родине. «Я с 41-го по 45-й был в плену у немцев!» — доказывал Зыков. Дел, подобных делу Зыкова, были тысячи. Толком ни в чем не разобравшись, советское правосудие на всякий случай отправило его на 10 лет в лагеря. В октябре 1953-го Фёдора освободили по амнистии, и он приехал домой. Устроился на гармонную фабрику, жил тихо, растил сына. А вскоре 17-летний сын Зыкова был обнаружен повешенным во дворе. В последующие годы и десятилетия Зыков был тише воды, ниже травы. Тщательно изучил окрестности города, все ходы-выходы на военные объекты, дыры в заборах, нехоженые тропинки. Только ли страх разоблачения двигал им? По одной из версий, обученный в засекреченной спецшколе Зыков продолжал служить немецкой разведке.Фёдор жил безбедно, каждый год отдыхал в дорогих санаториях, ни в чём себе не отказывал. Крайне скрытного Зыкова мог выдать лишь его настороженный взгляд. Но люди списывали это на то, что Иваныч все-таки сидел в лагерях, причём, как были уверены окружающие, совершенно ни за что. Как ни парадоксально, военкомат к праздникам исправно выдавал Зыкову юбилейные медали. Их вручали тому, кто был не раз награждён за верную службу фашистам. При обыске в доме Зыкова нашли сберкнижку с крупной суммой денег и вырезки из газет, в которых говорилось о судах над карателями и предателями. Фёдор внимательно отслеживал публикации по этой теме. Особенно его интересовала Смоленская область. Он признался следователю Алексею Кузовову: «Когда увидел заметку о приговоре Тараканову, сказал сам себе: «Ну, Федя, следующая очередь твоя».





  — Мы приехали в Вышний Волочёк 23 сентября 1988-го, среди бела дня, — вспоминал следователь Алексей Кузовов. — Начали думать, как будем брать Зыкова. Если к нему придут сотрудники КГБ в штатском, осторожный Зыков заподозрит неладное, запрётся в доме. Не исключено, что и руки на себя наложит. Как быть? Решили послать первым участкового. Милиционер должен был отвлечь, заболтать Иваныча, и уж тогда незаметно вошли бы мы. И вот он отправился к цели. Зыкова дома не оказалось. Похоже, Фёдор обладал звериным чутьем и предвидел опасность. Мы просидели неподалеку до позднего вечера и глаз не спускали с объекта. Вдруг в окнах загорелся свет. Мы с ребятами удивлённо переглянулись. Зыков какой-то незаметной, ведомой только ему тропинкой пробрался в свой дом. Было решено отложить операцию до утра. Снова послали участкового. Пока он отвлекал Зыкова, мы зашли в дом. Фёдор, как увидел гостей, сразу всё понял, побледнел. Я ему говорю: «Привет от смоленской земли!» Он рухнул на диван, начал кататься и выть, словно раненый волк. Глядя на этого пожилого мужчину, я не испытывал к нему сочувствия, зная о том, сколько жизней он загубил. Когда закончился обыск, Зыков попросил в последний раз сыграть на гармони. Взял инструмент и заиграл «Прощание славянки».
      Зыкова судил Военный трибунал Московского военного округа. Смертный приговор был оглашен 5 мая 1989-го в ДК железнодорожников Смоленска. В 1990-м Зыкова расстреляли.
Это статья Оксаны Сойко с сайта Readovka.ru


Александр Товберг

Когда вернутся новые фашисты –
Цивилизованные добрые философы –
Всё будет совершенно по-другому.
Они прийдут, о чём-то улыбаясь,
И принесут с собой прогресс,
И будут
Снимать на цифровое видео сюжеты
Об испытаньи нового оружия,
Транслировать его по Интернету,
И через спутник, и через ещё какой-то,
Покуда не известный способ связи,
Лишь для того, чтоб
Пресыщенный культурой обыватель
Смотрел вживую новый Холокост
И говорил:
–Не верю, всё – неправда.
Неубедительно играют, жиденята…
И – далее по тексту.
И никто,
никто,
никто
Не будет против.
Даже я
Не буду защищать евреев…
Но стану рядом – рядовым в шеренге,
Лицом – к убийцам,
И спиной – в овраг.
30.09.01
Tags: война, смоленщина
Subscribe

Posts from This Journal “война” Tag

  • Ушедшие в вечность. Мёртвые сраму не имут.

    После предыдущей истории об УШЕДШИХ В ВЕЧНОСТЬ эта тема не отпускала меня. Слишком она сильная и многогранная. Поисковое движение получило…

  • Ушедшие в вечность.

    Много лет назад наша многострадальная земля содрогнулась от ужаса. Страшная война и смерть многих миллионов людей, которые отдали свои жизни. За…

  • Николай Сиротинин. Подвиг, который Был. 14.07.17 г.

    Ещё в детстве, учась в школе, слышал об этом подвиге. 19 лет от роду, совсем юный солдат смог остановить колонну фашистской техники. Это было самое…

  • Рыленки. Мы Помним. 19.06.2017 г.

    Она молилась за Победу! Шесть сыновей на фронт ушли... Но лишь когда упал последний, Чтоб никогда не встать с земли, Победа встала на пороге. Но…

  • Катынь. 29.04.2017 год.

    Когда решили посетить это мемориальное кладбище, начал собирать информацию о нём. Абсолютно разнополярные сведения. У каждой стороны своя правда.…

  • Осколки былого. "Линия Сталина". Минск.

    Интересно, но название"Линия Сталина" никогда не употреблялось в СССР. Так называли её на Западе. С 1936 года. В СССР это были просто…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments