СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск. (kirlish) wrote,
СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск.
kirlish

Николай Сиротинин. Подвиг, который Был. 14.07.17 г.

  Ещё в детстве, учась в школе, слышал об этом подвиге. 19 лет от роду, совсем юный солдат смог остановить колонну фашистской техники. Это было самое начало войны. Меньше месяца, а немцы подошли на расстояние меньше 500 километров к Москве. Наши войска отступали, попадали в плен. Но люди защищали свою землю. Поэтому подвиг совершался каждую минуту. О многом мы не знаем, но подвиг Николая Сиротинина стал известен, хоть и через многие годы. И основные усилия для этого приложил один из самых известных жителей города Кричев, Мельников Михаил Фёдорович.
  Директора местного музея Михаила Федоровича Мельникова в Кричеве знали все: и старики, и молодежь. И любили. «Второго такого нет», -  говорили о нем. Да и не только кричевляне. Советский писатель Константин Симонов просил, чтобы Мельников был у него на похоронах, когда его прах будут развеивать над БУЙНИЧСКИМ ПОЛЕМ под Могилевом...
     Судьба Михаила Мельникова интересна и трагична одновременно. Мальчишкой (Михаил Федорович родился в 1921 году) он увлекся историей, с детских лет мечтал основать в родном городе музей. Когда окончил 9 классов (приличное по тем временам образование), решил поехать по стране, собрать фактуру для будущей экспозиции. Очутился на Кавказе, в Гудаутском районе, где его определили учителем русского языка в школу. Оттуда же в 18 лет он был призван в армию, служил в горно–кавалерийском полку помощником комиссара, по сути - «писарчуком». «Ему было всего 19 лет, когда его для беседы пригласили в спецорганы и предложили сотрудничество: «Будешь сообщать нам все, о чем говорит твой комиссар». А когда он отказался, обвинили в шпионаже и отправили в Воркуту. На 5 лет. Там, в ссылке, было много «политических», которые не хотели верить, что Сталин - враг народа. Они написали Иосифу Виссарионовичу коллективное письмо в надежде, что тот, прочтя его, отпустит их на свободу. Курьером отправили самого молодого заключенного - Мишу. Чтобы доставить письмо по назначению, он бежал, но вскоре был пойман. "За побег ему прибавили еще 5 лет," — рассказывает  дочь Михаила Федоровича Наталья Морозова. Но он не пал духом, много читал, общался с интересными людьми - лекции по истории и литературоведению ему читал профессор Некрасов, который учил детей царя. Там, в Воркуте, отец начал писать стихи, прозу, статьи в газеты (впоследствии он публиковался в «Правде», «Литературной газете», издал три книги). Работал в шахте. Однажды в шахте случился обвал, отец серьезно повредил позвоночник, долго лежал в больнице, но все же выкарабкался. А потом началась война... Мельников не раз просился на фронт, но ему все время отказывали, не брали даже в штрафной батальон. Старший брат Николай, который был подполковником НКВД, и тот ничем не смог помочь.


В Кричев Мельников вернулся через несколько лет после окончания войны и не узнал родной город, который немцы почти полностью сожгли при отступлении. От родного дома осталось пепелище, в огне сгорели все собранные для будущего музея экспонаты. Уже не было в живых отца... Михаил Федорович попытался устроиться на работу, но бывшего заключенного никуда не брали. Он не сломался, решил во что бы то ни стало реализовать задуманное и создать-таки в райцентре музей. Тем более что работы прибавилось: нужно было не только воздать должное людям, героически погибшим за свободу родины, увековечить их имена, установить места захоронений, но и выяснить, виновны ли на самом деле те, которых назвали врагами народа. За свои деньги Мельников, человек бедный, зарабатывавший лишь гонорарами от статей, ездил в Санкт–Петербург, Москву, работал в архивах, библиотеках, музеях, привозил домой уникальные сведения и вещи для будущей экспозиции. «Несмотря на то, что судьба не была к нему благосклонна, отец остался очень добрым, открытым, коммуникабельным человеком, разносторонне развитым, интересным рассказчиком", - вспоминает Наталья Михайловна. "По выходным, когда мы, три сестры, были еще совсем маленькими, он водил нас на экскурсию, рассказывал, какие названия и почему носят улицы города, соседние деревни, где в лесу живут звери и для чего служила найденная нами в поле мотыга. А когда стали школьницами, подключились к сбору материала для будущей экспозиции о Великой Отечественной войне. Отец тогда добывал сведения об отряде Анатолия Таира, татарина по национальности. Отряд состоял из окруженцев, один из первых, созданных в годы Великой Отечественной войны на территории Кричевщины, он действовал уже в августе 1941 года, а летом 1942–го погиб последний боец. «Чужаков» в свой отряд окруженцы не принимали, местные, кричевские подпольщики только собирали разведданные и были проводниками. До сих пор не установлены фамилии тех, кто сражался в этом отряде. Известно лишь, что всех их, офицеров Красной Армии и политработников, было около 30-и что этот небольшой отряд наносил противнику огромный урон. Только за один бой в деревне Комаровка было уничтожено 80 немцев и полицаев. Чтобы добыть эти сведения, мы вместе с отцом пешком протопали много километров, обошли не один десяток деревень, начиная от Зайцевой Слободы и до Гурко–Нивы, записывали воспоминания очевидцев».

  Со сбором материала для будущего музея Мельникову помогали не только родные, но и соседи, жители окрестных домов, улиц, деревень. Даже из других городов и областей что–то передавали. Экспонаты заняли почти весь дом, часть экспозиции была выставлена... прямо во дворе. К примеру, одно время посреди огорода стоял огромный колокол, отлитый на Кричевском медно–литейном заводе в 1748 году для церкви Параскевы Пятницы. В годы, когда боролись с религией, церковь закрыли, а колокол свезли в Чериков. После войны он висел на тамошней пожарной каланче, потом его сбросили, хотели сдать в металлолом, но кто–то из местных, узнав о «странном человеке», за свои деньги скупающем всякую старинную рухлядь, позвонил Мельникову. Михаил Федорович, недолго думая, отдал последние сбережения, чтобы нанять машину, выкупить колокол и привезти его в Кричев.
   - Часть экспонатов отец собрал благодаря добрым людям, которые, к счастью, тоже встречались на его пути. К примеру, тогдашний заведующий отделом культуры Иван Филиппович Юрченко устроил–таки отца на работу в сокольничскую избу–читальню, -  рассказывает Наталья Михайловна. - Отец был близко знаком со многими известными, интереснейшими, неординарными личностями. Переписывался с журналистом Алексеем Каплером, который много лет вел «Кинопанораму». Был дружен с семьей революционера Лепешинского, встречался с Бонч–Бруевичем. В начале 70–х годов ему, кричевскому краеведу, была посвящена телепередача. О Михаиле Мельникове стране рассказал Сергей Смирнов - ведущий популярного в то время тележурнала «Поиск», выходившего на Всесоюзном телевидении. У нас в гостях бывали известные ученые, писатели, книги с их автографами занимают отдельное место в музейной экспозиции. Судьба отца поразила Константина Симонова, который дважды приезжал в Кричев.


.    .На похоронах Симонова Мельников был. И так растрогался, что получил инфаркт. После третьего инфаркта позвал среднюю дочь Наташу и попросил: «Иди вместо меня директором музея». Наташа согласилась. «Работать после отца было и ответственно, и одновременно тяжело, -  вспоминает она. - Ведь он был человеком действительно уникальным. Люди к нему шли толпами. Это ведь теперь у нас есть доступ к разной информации, а тогда она была на вес золота, люди знали мало, вот и слушали его, раскрыв рты. Когда в Кричев приезжали высокие гости из ЦК компартии, Совета Министров, то их тоже первым делом вели в музей и просили отца организовать для них экскурсию. Коротенько. Минут на 40. Отец начинал рассказывать и так увлекался, что затягивал экскурсию порой на 2 — 3 часа. И что интересно: время пролетало незаметно и для гостей».

  Мы не могли не посвятить столько места такому уникальному человеку, как Михаил Фёдорович. Ведь это благодаря ему вся страна узнала о подвиге орловского паренька Николая Сиротинина. Михаил Фёдорович, работая библиотекарем в деревне Сокольниче, услышал об этой истории от односельчан. И вот эта история.


Несколько дней Коля провёл в селе Сокольничи. И когда вызвали добровольца, он первым поднял руку. Нужно было держать оборону у моста через речку Добрость. По обе стороны этого моста - непроходимое болото. Николай был не один. Корректировщиком был лейтенант, который потом был ранен и покинул поле боя. Николай тоже мог это сделать, ведь задача была выполнена. Своими выстрелами он смог блокировать движение колонны фашисткой техники. Но он решил остаться. И это был выбор человека, который знал, что ждёт его впереди. А впереди было несколько часов боя, во время которого была уничтожена не только техника, но и немецкие солдаты. В итоге немцы на мотоциклах обошли позицию Николая. Коля пал смертью храбрых. Таких подвигов в прошедшую страшную войну было много, но эта история имела не совсем обычное продолжение. Немцы похоронили Николая Сиротинина с почестями, и его могила до начала 60-х была в Сокольничах.



Сейчас прах Николая Сиротиниа лежит в братской могиле в Кричеве на высоком берегу реки Сож.




Перед поездкой в Кричев мы решили как можно больше узнать о подвиге Николая Сиротиниа и были потрясены тем, что и его подвергают сомнению. На эту тему ничего больше не хочется говорить, так как не достойны эти люди упоминания о них. Мы заехали в краеведческий музей города Кричев, где познакомились с удивительным человеком, продолжателем дела Михаила Фёдоровича, писателем Болдовским Александром Степановичем. И вот ведь совпадение, именно в этот день здесь находилась Яна Поклад, член Союза художников из Москвы! Анна Фёдоровна Поклад - её дальняя родственница. Именно в её огороде первоначально был похоронен Николай Сиротинин... Александр Степанович уделил нам немало времени и показал братскую могилу на берегу Сожа.


Почти десять лет Михаил Фёдрович Мельников посвятил работе в архивах, чтобы подвиг Николая Сиротинина стал известен всему Советскому Союзу. Но из-за отсутствия фото Героя Николаю не дали. Посмертно - орден Отечественной войны первой степени. Было опрошено очень много местных жителей. И часть этих протоколов - пред вами. И читать их можно не один раз. Потому что будто переносишься во времени в те места.








  Мы поехали в Сокольничи. Это несколько километров по Варшавке на запад. И тут случилось невероятное. Как только мы подъехали к речушке Добрость, небеса разверлись. Хлынул такой ливень, что казалось - машину смоет в эту речку!.. Гром гремел такой, что дрожало днище машины. Почти час пришлось пережидать, но дождь так и не закончился. Эти фото пришлось сделать под зонтиком.

Мы стоим и смотрим на восток. Чуть правее от дороги где-то была позиция паренька Коли...




  Действительно, по правую и левую сторону - болото, а сама речушка - как ручей.




  Ровно 700 метров от реки Добрость до окраины села Сокольничи. И у дороги - монумент Памяти.




  Мы заехали и в село Сокольничи.







  Вид в сторону реки Добрость.

Как только мы тронулись в обратную дорогу, туча тут же прекратила дождь. И было очень сильное чувство, что тысячи убиенных на страшной войне смотрят на нас с небес.





Сергей Кашкис

Он добровольцем попросился,
Вторым остался, их комбат.
Расчет во ржи их схоронился,
Обзор прекрасный, весь обхват.

А утро тихо наступало,
Рождался новый день войны.
Теперь врасплох их не застало,
Их ждали с нужной стороны.

Вдвоем и пушка, лишь они,
Вдали вон немцы показались.
Ведущий танк ползет в пыли,
К мосту чертяги прорывались.

На мушку взяли, выжидают,
Колонна двинулась на мост.
Открыто прут, не ожидают,
В конце вон "броник", виден хвост.

Теперь пора, ударим смело,
И головной их запылал.
А дальше так же, и умело
Подбитый "броник" все зажал.

Не ожидал фашист атаки,
Откуда бьют - все не поймет.
Метанья, люди, крики, знаки...
Маневру место не дает.

Была задача решена,
А он прицельно бил, по танкам.
И снова цель поражена,
Работал точно он по флангам.

Пора уж было отходить,
Но он решил остаться драться.
Он обещал отход прикрыть,
Пришлось на этом им расстаться.

Бой шел уже как два часа,
Потери немцев возрастали.
А на траве была роса...
Фашисты точку рассчитали.

Теперь лупили по нему,
И предлагали ему сдаться.
Вокруг клубилось все в дыму,
Но он не думал поддаваться.

Снаряды кончились, конец,
А он держался, с карабином.
Погиб геройски тот храбрец,
Был настоящим гражданином.

Когда же немцы подошли -
Насколько было удивление!
Там паренек лежал во ржи,
Он был один. И на мгновенье

Тогда мелькнуло, как прозрение:
Не будет легок их блицкриг.
Закрались страхи, и сомнения,
Не по зубам им большевик.

Такая храбрость их пугала
И заставляла уважать.
Страна боев не избегала,
И не давала наступать.

Отдали почести герою,
А немец даже сказал речь:
"Стоял мальчишка тот стеною,
Мы подвиг тот должны сберечь."

Должны мы помнить тех героев,
Себя воспитывать по ним.
И не ровняться на ковбоев.
Лишь так мы дом свой защитим.

И быть людьми, как Николай,
Геройски павший за страну.
Его ты помни, вспоминай!
Так наши бились в ту войну!
Tags: Беларусь, война
Subscribe

Posts from This Journal “война” Tag

  • Ушедшие в вечность. Мёртвые сраму не имут.

    После предыдущей истории об УШЕДШИХ В ВЕЧНОСТЬ эта тема не отпускала меня. Слишком она сильная и многогранная. Поисковое движение получило…

  • Ушедшие в вечность.

    Много лет назад наша многострадальная земля содрогнулась от ужаса. Страшная война и смерть многих миллионов людей, которые отдали свои жизни. За…

  • Реадовка. Выбор человека.

    На самой окраине Смоленска находится это место - Реадовка. Красивое, с глубоким оврагами. Сейчас здесь красивый парк. Место отдыха жителей…

  • Рыленки. Мы Помним. 19.06.2017 г.

    Она молилась за Победу! Шесть сыновей на фронт ушли... Но лишь когда упал последний, Чтоб никогда не встать с земли, Победа встала на пороге. Но…

  • Катынь. 29.04.2017 год.

    Когда решили посетить это мемориальное кладбище, начал собирать информацию о нём. Абсолютно разнополярные сведения. У каждой стороны своя правда.…

  • Осколки былого. "Линия Сталина". Минск.

    Интересно, но название"Линия Сталина" никогда не употреблялось в СССР. Так называли её на Западе. С 1936 года. В СССР это были просто…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments