СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск. (kirlish) wrote,
СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск.
kirlish

У Варшавки. На высоком берегу Десны. Май. 2017 г.

  Скоро 72 года со Дня Победы в самой страшной войне. Год назад была история о праздновании О праздновании Дня Победы в селе Екимовичи. Смоленская область, Рославльский район. А сегодня мы прошли от Варшавского шоссе немного в сторону. К высокому берегу Десны, где ещё сохранились окопы фашистов, которые надеялись удержать оборону против наших людей, освобождавших свою землю от нечисти.
  Вот короткая сводка из того времени.
     19 сентября из района Савеево в наступление перешла 277 дивизия и за день боев продвинулась на 15 километров. Вечером части дивизии вышли на реку Остер в районе Костыри - Красники. В этот же день 344 дивизия также продвинулась вперед на 15 километров и освободила поселок Екимовичи.

   Трава прошлогодняя. В этом году её почти не жгли. И на ощупь она - как покров древнего мамонта.


Перешли вброд речушку Болдачёвку. Сподвигли на это же и мальчишек, шедших в лесные дебри.


И вот мы на высоченном берегу Десны. Так же и немец лежал на чужой земле и видел такую же ящерку...

  И смотрел в даль. Тогда, в 43-ем, деревьев тут не было и взору ничего не мешало.

  Видны контуры окопов.





  И немного истории.
     Екимовичский район полностью был оккупирован уже 4 октября 1941 года. Захватив эту территорию, на целых два с лишним года немцы ввели здесь кошмарный «новый порядок». Сразу же после оккупации они установили свое административное устройство и управление. Весь район поделили на 24 волости. Во главе каждой из них стоял назначенный немецкими властями бургомистр. В каждом населенном пункте был назначенный староста.
     С первого дня немцы организовали и новую систему землепользования. На территории вводилось единоличное землепользование, с таким расчетом, что чем меньше в семьях крестьян было трудоспособных членов, тем меньше земли они получали. Семьи коммунистов, комсомольцев, советских работников и командиров Красной Армии в общину не зачислялись и землей не наделялись.
     Население лишили медицинской помощи. Дети прекратили обучаться в школах. В октябре 1942 года в районе было открыто до 15 школ, в которых учащиеся занимались по немецким программам. Но большинство из школ немцы разогнали спустя два месяца после начала учебы. Остальные 5-6 школ просуществовали до июля 1943 года.
     Все трудоспособные граждане были взяты на учет специально созданной биржей труда. Молодежь угонялась в Германию (в течение 1942-1943 годов из района через биржу труда угнали 1408 юношей и девушек), а остальное население притеснялось каторжным и непосильным трудом. Работали бесплатно по 14-18 часов в сутки на очистке и ремонте дорог, рытье окопов, на строительстве укреплений и других сооружений. За невыполнение норм подвергались телесным наказаниям.
     Была введена целая система налогов, направленная на ограбление населения. Натуральные налоги: зерно, молоко, сено, яйца платило все население. Денежные поборы вводились под разными предлогами. Население вынуждено было платить налоги от каждого трудоспособного человека, от трубы, от окна и т.д. Так за трубу взималось 15 рублей, за окно - 20 рублей.
     Ввели оккупанты большие ограничения и в передвижении. Хождение по населенным пунктам разрешалось с 9 утра до 8 часов вечера. При этом из одной деревни в другую можно было попасть только по специально выданному немецким комендантом пропуску. Всех, кого задерживали без пропуска, либо расстреливали, либо направляли в лагеря, либо штрафовали.
     Вот что рассказал 18-летний Панков Юрий Григорьевич из д. Демьяновка Ново-Кургановского сельсовета:
     «Проживал я в д. Демьяновка. Ежедневно немецкий унтер-офицер с палкой в руках выгонял молодежь на дорогу. Бывало не успеешь взять в руки лопату, так немец палкой изобьет и сапогом поддаст. Прохорова Михаила бил два раза по голове за то, что вовремя не вышел на работу. Панкова Карпа выгоняли на работу, хотя он был больной. Когда гнали пленных красноармейцев, а те, будучи голодными по 5-6 суток, естественно отставали. Их пристреливали. Однажды я, Елоченков Иван и Амелин Михаил пошли в лес за ягодами. Нас поймали жандармы, у которых были две собаки ищейки. Проверили документы. За то, что ходили без пропуска, Елоченкова оштрафовали на 300 рублей (я с Амелиным заявили, что нам по 13 лет). До самой деревни Васино нас гнали жандармы впереди себя, травили собаками. Елоченкову собака разорвала рубашку и укусила за бок. Амелина собака также дважды укусила. Жандармы гнали лошадей что есть мочи. а нас заставляли бежать впереди их».
     За время своего пребывания в Екимовичском районе фашисты расстреляли, повесили и сожгли 326 мирных жителей, в том числе 88 женщин и 28 детей.
     Самые ужасные преступления совершались в пересыльном концлагере № 112, находившемся в деревне Шуи. За время его существования там было уничтожено более 2500 человек. Аналогичный пересыльный лагерь немцы создали и в деревне Поляковке, которая в настоящее время слилась с Екимовичами. Людей загоняли в конюшню колхоза имени 18-го Партсъезда, где так же не кормили и подвергали издевательствам. От голода, болезней, побоев в этом лагере погибло более 200 военнопленных и мирных граждан. Таким образом, немцами в Екимовичском районе было замучено и расстреляно более 3000 советских граждан.
     Райцентр Екимовичи за период оккупации был полностью уничтожен. Из 108 жилых домов в райцентре ко дню освобождения осталось 15 полуразрушенных домов. Были сожжены и разрушены средняя школа, в которой обучалось 1000 учащихся, райбольница на 40 коек со всем оборудованием; столовая-ресторан на 500 человек, электростанция, радиоузел, телефон и телеграф, районный Дом культуры, мельница, раймаг, строящийся крахмальный завод, предприятие райпромкомбината. В райцентре были уничтожены все колодцы, баня, производство двух промысловых артелей.
     Поголовному разрушению подверглись почти все населенные пункты района, а в семи сельских советах были сожжены полностью все деревни и сёла. Всего же по Екимовичскому району немцы сожгли и уничтожили 226 сёл и деревень. Сожгли 6514 домов, оставив без крова свыше 6000 семей.
     За период оккупации гитлеровцы нанесли району сильнейший экономический ущерб. Фашисты уничтожили и угнали 5775 коров, 3868 лошадей, 9225 овец, 6473 свиньи и огромное количество домашней птицы. Полностью разграбили и уничтожили имущество колхозов и совхозов. Специальные немецкие команды, не без помощи полицаев, выискивали закопанный колхозниками хлеб и увозили с собой, а тот, что был еще не обмолочен, попросту сжигали.
       Источник - "Рославльская правда": "Земля, войною опалённая".


Иосиф Уткин
Если я не вернусь, дорогая

Если я не вернусь, дорогая,
Нежным письмам твоим не внемля,
Не подумай, что это — другая.
Это значит… сырая земля.
Это значит, дубы-нелюдимы
Надо мною грустят в тишине,
А такую разлуку с любимой
Ты простишь вместе с Родиной мне.
Только вам я всем сердцем и внемлю,
Только вами и счастлив я был:
Лишь тебя и родимую землю
Я всем сердцем, ты знаешь, любил.
И доколе дубы-нелюдимы
Надо мной не склонятся, дремля,
Только ты мне и будешь любимой,
Только ты да родная земля!
Tags: Екимовичи.Варшавка
Subscribe

Posts from This Journal “Екимовичи.Варшавка” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments