СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск. (kirlish) wrote,
СергийAlёna. Об увиденном нами. Десногорск.
kirlish

Буйничи. Часть вторая. Константин Симонов. 23.06.16 г.

    Буйничи. По левую сторону от дороги  - Зоосад и этнодеревня а по правую...
    Раскинувшееся за поселком поле за свою историю не раз становилось местом больших сражений. В 1595 г. здесь произошла битва между восставшими крестьянами и казаками с 18-тысячным конным войском феодалов… В 1812 г. здесь было оказано ожесточенное сопротивление войскам Наполеона… Но самая известная битва – оборона г. Могилёва в июне-июле 1941-го.   
     Именно это сражение явилось первым в истории Великой Отечественной, когда удалось остановить наступление фашистских полчищ на длительный срок. Воины 388-го стрелкового полка 172 стрелковой дивизии, работники милиции, курсанты школы НКВД и 12 тысяч ополченцев Могилёва 23 дня героически обороняли город. Уже был взят Смоленск, а под Могилёвом гремели бои.


    В то время 25-летний Константин Симонов работал военным корреспондентом. По заданию редакции газеты Красная звезда К. Симонов с фотографом П. Трошкиным выехали на линию фронта к Могилёву, где в те дни шли тяжелые бои. Для Константина это была первая военная командировка. Под вечер 11 июля журналисты прибыли в город и через день узнали ошеломительную новость: на подступах к городу на Буйничском поле во время ожесточенного 14-часового боя 12 июля 1941 года защитники города подбили и сожгли (используя и бутылки с горючей смесью) 39 фашистских танков и отстояли рубеж обороны! С самого начала войны советская пресса не раз писала о множестве уничтоженной вражеской техники, но фотографии еще ни разу не публиковались. И назавтра ради сенсационного репортажа военкоры отправились на место событий.

    Для прикрытия на время съемки им дали взвод автоматчиков – из ближнего леска в любой момент фашисты могли открыть огонь, но журналистам повезло, и заветные снимки были сделаны без помех. Впервые с начала войны были получены фотографии поверженной немецкой техники! Теперь нужно было как можно скорее доставить в Москву ценнейшую на тот момент информацию. На стареньком пикапе военкоры чудом вырвались из кольца окружения Могилева, и уже 20 июля «Известия» вышли с сенсационным репортажем – панорама десятков подбитых вражеских танков наглядно демонстрировала, что неуязвимость гитлеровских войск – миф.     У стендов с «Известиями» в те дни собирались огромные толпы читателей, люди ликовали; это было лучше любой агитации.
    Слова Симонова: «…Середина поля. Могилев. С восточного берега на западный перекинут единственный деревянный мост. На нем не было ни одной пушки, ни одного зенитного пулемета.
     Мы переехали на западный берег, в полк, оборонявший Могилев. В этот день был тяжелый, кровопролитный бой. Полк разбил сорок немецких танков, но и сам истек кровью. Вечером мы говорили с командиром полка полковником Кутеповым… На его обросшем, небритом и усталом, смертельно усталом лице в самые тяжелые мгновения вдруг проявлялась неожиданно мягкая, детская улыбка. Мы сказали ему про мост. Там нет ни одного зенитного пулемета, если немцы разбомбят мост, то он с полком будет отрезан здесь, за Днепром. – Ну и что ж, – Кутепов вдруг улыбнулся своей детской улыбкой. – Ну и что ж, – повторил он мягко и тихо, как будто говоря о чем-то самом обычном. – Пусть бомбят. Если другие отступят, мы решили тут остаться и умереть, всем полком решили. Мы уж говорили об этом…»
     Под его руководством за 12 дней здесь была создана глубоко эшелонированная оборона: две линии окопов полного профиля, соединенных траншеями, перед передним краем – сплошные противотанковые минные поля и проволочные заграждения в два ряда. Полк буквально зарылся в землю и отступать не собирался.
     Военкоры уезжали из-под Могилёва с тяжелым сердцем…

    Константин Симонов (справа) беседует с политруком 25-й стрелковой Чапаевской дивизии. События этих дней легли в основу сюжета его главного произведения – романа-трилогии «Живые и мертвые». Полковник Кутепов стал прототипом героя романа – генерала Серпилина.

    Всю жизнь помнил Симонов те дни, проведенные под Могилевом. Во многих своих статьях и книгах он вспоминал Могилев наряду с Москвой, Ленинградом, Одессой, Севастополем, Сталинградом: «Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, – поле под Могилевом».

   Писателя не стало 28 августа 1979 г. Там, где погибли Семен Федорович Кутепов и его товарищи, бывший военкор Симонов завещал похоронить и себя. Но сделать это оказалось не так просто. В ЦК КПСС было принято решение похоронить писателя на Новодевичьем кладбище в Москве. В некрологе значилось, что о дне похорон будет сообщено дополнительно, родственников даже ни о чем не стали спрашивать. И тогда родные поступили аналогично. По словам сына писателя, Алексея, пока в Москве шли всяческие согласования и прочие бюрократические процедуры, родные 2 сентября получили урну с прахом и направились в Белоруссию – исполнить волю Константина Михайловича: «Ехали Лариса Алексеевна – вдова Константина Михайловича, я, сестры, еще несколько человек, словом, родственники и те, кто фактически был членом семьи.» Уезжая из Москвы, знакомым сказали, что решили проехать по местам симоновской молодости.



    Про Буйничское поле родные слышали от писателя много раз, но сами там никогда не были – как же найти то самое, легендарное? Помогли сотрудница Могилёвского краеведческого музея Т.Ф. Положенцева, директор Кричевского музея М.Ф. Мельников, бывший могилёвский облвоенком полковник Н.А. Тихонов и ветеран-белорус В.А. Пятков, воевавший в 388-м полку полковника Кутепова. Никто не знал, зачем приехала семья Симонова, повезли их в Буйничи, там Пятков точно указал место, где проходил передний край обороны. Родные достали из машины урну и, пройдя вглубь поля, на глазах своих ошеломленных помощников развеяли прах… Над лесопосадками пылал закат невероятно алого цвета…




    Потом был скромный поминальный ужин в узком кругу в номере гостиницы «Могилёв». Официальные власти страны ответили зловещим молчанием. И только через год «Литературная газета» упомянула об этом событии как о чем-то само собой разумеющемся и давно известном…В 1980 году, 25 ноября, на Буйничском поле был установлен большой 15-тонный памятный камень с мраморной доской на тыльной стороне: «...Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах.» Этот камень родные Симонова выбрали на территории республиканского Музея валунов, а писатель А. Адамович позаботился о его доставке в Могилёв, договорившись с руководством Белорусского военного округа. На митинг в честь открытия съехались белорусские и московские писатели и поэты.


    А 9 мая 1995 года на шестом километре шоссе Могилев-Бобруйск состоялось открытие Мемориального комплекса «Буйничское поле» с целью увековечивания подвига всех защитников Могилёва от немецко-фашистских захватчиков, и в особенности, воинов 388 стрелкового полка 172 стрелковой дивизии и ополченцев г. Могилёва. Мемориал занимает площадь 22 га, в центре его стоит 27-метровая каплица – символ величия воинского духа, вокруг неё – военная техника времен Второй мировой, недалеко – небольшое Озеро Слёз – символ слёз всех матерей, потерявших сыновей в годы войны. От каплицы расходятся четыре аллеи, одна из которых носит имя К. Симонова и заканчивается памятным камнем с факсимиле «Константин Симонов». Писатель не захотел расстаться с этими местами, теперь он здесь навечно.


    В тот момент, когда мы шли по полю, смотрели на танки, фотографировали... Ещё не зная истории этого великого поля...
     Жизнь текла своим чередом. Экскурсанты.


    Скучающие и купающиеся местные буйничские мальчишки.








    Совсем рядом кипела работа.




    Мальчик слёзно просил снять его с танка.

    А с небес смотрели на нас души тысяч бойцов, которые приняли смерть на этом поле. За вот эту спокойную жизнь под вечным солнцем. Даруй, Господи, вам Царствие небесное. Мы склоняем пред вами головы. Вечная вам память.



Tags: Беларусь
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments

Bestkiria_t

July 2 2016, 17:38:46 UTC 1 year ago

  • New comment
Тронуло до глубины души и до слез...

"На Буйничском поле – тишина,
В молчании застыли танки, пушки.
Не верится, что здесь была война,
Как будто - это детские игрушки.
..............
Который год приходит он сюда,
Чтобы почтить однополчан своих,
И вспомнить бой, который навсегда
Их разделил на мертвых и живых......"

Сакральное, святое место. Красота кругом неописуемая - и такая невероятная плотность трагических испытаний на каждый клочок земли...
Про Симонова восполнила пробел в знаниях - за это огромное спасибо. А то ведь чем только не исписали "доброжелатели" память о нем...

Люди, которые создали мемориал... Дай Бог им всех благ за то, что так с умом, неравнодушно все обустроили!
Кругом жизнь, прекрасная и многообразная. И память, трагическая и светлая, как неотъемлемая часть... "Это нужно не мертвым, это нужно живым!"...
Очень хороший, очень логичный и впечатляющий подбор фото! Как же все теперь хорошо стало - девочки с кокетством общаются с когда-то грозными орудиями, мальчики - смело и по-хозяйски... А если кто не рассчитал силенки и взобрался сгоряча - взрослые рядом, не дадут пропасть - снимут на землю и успокоят :)
Орудия сказали свое слово и ушли на заслуженный покой - мирно молча смотрят в синее небо в пушистых облаках и совсем не обращают внимание на красивый зонтик...